Космополитика

 

    Империя определяет приоритет политики над экономикой. Феномен империи состоит в подчинении  экономики политике. Утверждение того, что концентрированное выражение экономических интересов лежит в основе любой политики мира, означает заведомо проигрышный вариант отказа страны от статуса метрополии. 

    Вся история человечества пронизана бесконечной чередой сменяющих друг друга империй. Мировая практика прошлого и настоящего свидетельствует о боязни вакуума глобального отсутствия власти над миром. История боится глобального вакуума безвластия. Поэтому космополитика – это вопрос власти над всем миром. Вследствие чего мировая экономика всегда движется в фарватере одной империи. Все инновации, технологии и научно-технический прогресс исходят от развития статуса метрополии – центра мира.

   Что касается будущего, то именно оно и выступает в 21 веке обьектом колонизации, оставляя позади себя все остальные страны-обьекты. Битва за будущее! Вот цель. Всё остальное – деньги, природные ресурсы и территория – всего лишь средство достижения той самой цели. 

     Космополитика изучает не только порядок следования мировых событий как повторившееся в цикле, но и исследует череду сменяющих друг друга центров власти (мира). 

      Доктрина времени и духа – инструментарий исследования проблем космополитики. Дух же выступает ещё одним феноменом. Если феномен империи состоит в приоритете политики над экономикой, то феномен духа – в субьекте идеализма в лице Воли Небес! Данный субьект тоже выступает третьей стороной по отношению к антагонизму двух противоборствующих активных  сил, где, с одной стороны, есть глобальный центр власти, а с другой стороны – контримперия, претендующая на смену тому самому центру.

    Таким образом, классовый антагонизм выступает второстепенным явлением. Двигателем истории человечества является активнейшая борьба двух сил – империи и контримперии. Следовательно, гегемон мира рождается не в классовой природе происхождения двух антагонистических сил, представляющих собой господствующий класс и класс эксплуатируемых, а в противостоянии трёх исторических сил, представленных активной конфронтацией между двумя субьектами мировой политики и пассивным состоянием Воли Небес.

    Классовая борьба ведёт к социальной революции, согласно классике. Тогда как мировые войны ведут к смене одной мировой державы следующей. Основной тезис в том, что существует эмпирическая связь между всемирной войной и вспышками социальных революций по всему лицу Земли. Нельзя и не получится выстроить теоретическую непогрешимость связи между войнами и революциями. Однако мировая практика Великой французской революции 1789 года и Великой русской революции 1917 года свидетельствует, что спусковым крючком для событий 1789 года послужила война английских колоний против короны Великобритании, для свершения же переворота 1917 года Первая мировая война 1914 года внесла огромную лепту, не считая чашу терпения всего и всех того времени. Поэтому мы – «космополиты» - сейчас находимся на пороге ещё одной судьбоносной войны с последствиями революций.  В этом и состоит задача идентификации однозначных событий, которые послужат прологом к свершению всех войн и политических переворотов на планете Земля. 

    Космополитика уже идентифицирует Холодную мировую войну второй половины 20 века как пролог к Великой криминальной революции  1991 года. В результате чего исчезла глобальная конфронтация между двумя центрами сил – СССР и США. Политический переворот 1991 года уничтожил Советский союз и закрепил тем самым за США статус единственной метрополии в 21 веке. Здесь гипотеза рождается в том, что новая мировая война будущего состоится в том случае, если США и Западу бросит вызов вновь другая коалиция центробежных сил. Без чего в будущем не состоится ещё одна социальная революция. Словом, революции предшествует мировая война. Нет революционной ситуации в условиях отсутствующей угрозы глобальной войны.

 

Законы космополитики

 

Первый закон космополитики

 

   Классовая революция – наиболее позднее явление в мировой истории. Империи же являются древнейшим явлением исторической борьбы. Именно они и решают между собой вопрос формирования мирового лидера. И не классовый антагонизм, как позднее явление, рождает мирового гегемона путём революции, а исключительно историческая битва одной империи мира против контримперии, претендующей на весь мир вместо первого. Классовая борьба и конфликт между империей и контримперией лишь взаимно усиливают исторический процесс перехода общественно – экономических формаций. 

    Итак, первый закон космополитики: в вопросе мирового гегемона классовый антагонизм вторичен по отношению к первичному историческому конфликту между империями. 

 

Второй закон космополитики

 

    Эксплуатация труда и манипуляция общественным сознанием, являясь вместе взятыми инструментами господства одного класса над другим, в силу своей вторичности по отношению к той самой первичной борьбе выступают необходимым, но недостаточным условием формирования мирового гегемона. Только лишь рынки сбыта, являясь инструментами борьбы за сферу влияния во всём мире, обеспечивают достаточное условие глобального лидерства. 

    Таким образом, второй закон космополитики гласит, что только расширение рынка сбыта решает вопрос жизни и смерти империи.

 

Третий закон космополитики

 

   Исторический идеализм непреходящ  в силу того, что история боится вакуума глобального безвластия. Перманентные амбиции империи в относительно однополярном мире ставят политику во главу угла всего и вся по сравнению с экономикой. Вследствие чего материальная составляющая экономических интересов уходит на задний план развития, тогда как на передний план в истории человечества выходит глобальная повестка дня доминирования одного над другим.

   Третий закон космополитики состоит в том, что исторический идеализм определяется первичностью идеи глобальной политики доминирования, где при этом экономика выполняет вспомогательную роль для формирования гегемона.  

 

Четвёртый закон глобального плана

 

    Эквивалент между абсолютным перенаселением (третья аксиома) и относительным перенаселением (четвёртая аксиома) – вопрос времени. Следовательно, независимо от всяких ''изм'' глобальный план демографии неизбежен как для однополярного мира, так и многополярного. Данный план выражает весь смысл исторического идеализма, где идея соблюдения  демографического баланса выступает долгосрочной перспективой на несколько тысячелетий вперёд. В краткосрочной же перспективе эта идея пренебрежимо мала и незначима, что вовсе не означает её отмену в далёком будущем того самого эквивалента. 

    Четвёртый закон: глобальный план демографического баланса един для любых миров – однополярного и многополярного. Его нельзя отменить или избежать. Равенство между абсолютным и относительным перенаселениями – точка бифуркации, выходами из которой являются нижеследующие варианты:

1. Планомерное сокращение мирового народонаселения.

2. Катастрофический исход развития человечества.

 

Пятый закон селективной дегенерации элит

 

      Всемирные войны и классовая борьба – два явления, которые несут в себе одно общее, обьединяющее их в единое целое. Это элита, то есть господствующий класс. Поэтому историческая конфронтация между империей и контримперией есть нечто иное, как противоборство между прошедшими сито селективного отбора двумя их элитами.  

   В основе классовой борьбы и конфронтации империй лежит именно дегенерация элит. Универсальность исторического антагонизма состоит в психологическом комплексе неполноценности личности, роль в мировой истории которой либо переоценено, либо не дооценено. Только дегенеративная селекция элиты приводит в действие революцию, так как в силу своего вырождения она не может править по – новому.

  Имущественное расслоение классов в 21 веке исторически себя изживает. Разница в уровне жизни между классами больше не выступает приводным ремнём запуска механизма исторического антагонизма. Теперь только противостояние одной империи против бросившей ей вызов контримперии определяет исход жизни в будущем. Следовательно, только соревнование между потенциалами дегенеративной селекции элит определит итог конфронтации  одной мировой державы против другой коалиции центробежных сил мира.

   Таким образом, пятый закон космополитики гласит: классовая борьба на базе имущественного расслоения больше не является решающим фактором революции, только лишь разница в дегенеративном потенциале между элитами неравновеликих империй решает исторический исход борьбы – конфронтации – в условиях глобализма 21 века.

 

Шестой закон пассивности

 

    Китайская философия Востока. Именно она диктует данный закон, навязывая себя мировой политике в 21 веке. Навязывание состоит в искусстве пассивного участия. Пассивное участие в условиях глобализма 21 века заключается в «активном безучастии», что представляет собой политическую хитрость Востока. Мировые державы неравновеликих размеров по отношению друг ко другу выступают своеобразным собором под куполом Неба. И только лишь разница в селективной дегенерации элит  ввергает империи в активную конфронтацию. Выигрывает та глобальная сила, элита которой, с одной стороны, менее всего деградирована в смысле потенциала способности решать по-новому старые проблемы ветхого мира и, с другой стороны, менее всех дегенеративна в своём составе личностей, принимающих решение.

    Шестой закон продиктован логикой разницы в потенциалах селективной дегенерации элит разных империй мира. Данный закон выражается в искусстве субъекта мировой политики находиться в активе или пассиве, наблюдая за конфронтацией взаимодействия неравновеликих глобальных центров.

   Шестой закон. Разница в потенциале дегенеративной селекции элит неравновеликих держав мира – это качественная величина, за счёт которой выигрывает в искусстве пассива та империя, которая находится во вне процесса активизации противостояния одной метрополии против другой коалиции центробежных сил мира.