Идеология - оружие будущего!!!

Социальное время. Оно отличается от ньютоновского понимания времени. Социальное время событийно. И главным выразителем этих событий выступает политическая единица, которая имеет градацию количественного роста в следующей последовательности:

1. Семья.

2. Род.

3. Племя.

4. Нация.

5. Союз государств-наций или империя.

6. Глобальная империя рода человеческого.

Последняя шестая совсем не обязательна, но гипотетически возможна, с ней связывают конспирологию создания одного мирового правительства во веки веков, раз и навсегда установленного. Сама по себе отдельно взятая в исторической ретроспективе вышеприведённая градация количественного роста политических единиц содержит скудное понимание и не даёт понять столь глубоко смысл истории человечества. Однако её синтез с другой цепочкой исторических, эпохальных событий даст огромный потенциал прогнозирования будущего.

   Авторская таблица сообщает о новом содержании капитала или ресурса, за счёт которого рождается новый класс господства над другими. Почему именно дух станет новым претендентом на содержание качества ресурса новой власти будущего? Только он – дух – на протяжении всей истории человечества формировал процесс градации общественно – экономических формаций посредством перехода нескольких семей в один род, нескольких родов в одно племя, нескольких племён в одну нацию и несколько наций (государств) в один союз или империю. Можно, конечно, продолжить логику аналогии: союз нескольких империй в одну глобальную империю рода человеческого, но это уже футурология. Именно историческая ретроспектива вышеотмеченной цепочки единиц здесь имеет смысл. Она обезоруживает аналогию. Следует понимать, что аналогия слаба в своём интсрументарии доказательств. Поэтому историческая ретроспектива убирает проблему недостатка применения сравнительной аналогии.

   Последний третий столбец в таблице обозначен под названием «Социальное время». Относительно первого столбца видно, что первобытнообщинному строю соответствует родовая политическая единица, рабовладельческому строю соответсвует родоплеменная политическая единица, а феодальному строю – симбиоз развитого объединения нескольких племён в одну нацию, которую сплачивает вокруг себя одно королевство (в Европе), ханство на Среднем Востоке (феномен Чингисхана), Султанат (на Ближнем Востоке), княжество или царство (на Руси) и восточные «королевства» в Японии, Поднебесной. Что касается капитализма, то при нём происходит расцвет нации, то есть государства. Именно тогда и бурно развивается промышленность, невиданная доселе. Именно дух нации – государства – запустил и дал толчок индустриальной цивилизации по всему миру. Ни при роде, ни при племени не могло случиться такого, чтобы промышленность и уровень жизни позволили стать такими, какими стали. Вспомните слова железного канцлера Отто фон Бисмарка о немецком учителе, заложившем немецкий дух нации в каждом школьнике, будущего солдата в мировой войне.

   Итак, что такое дух? Это нечто антагонистическое противоположное всему тому, что называют человеческими пороками, что выдают за низменные проявления качества человека – индивида: жадность, зависть, сребролюбие, любовь к деньгам, предательство, измена, подлость, коварство, лицемерие, ложь, обман, хитрость, воровство, эгоизм, садизм, мазохизм, чревоугодничество и т. д. Против всего этого выступает дух, который объединил несколько семей в один род (в эпоху первобытно-общинного строя), а несколько родов – в одно племя (в эпоху рабовладения и раннего феодализма). Точно также если не аналогично, то ретроспективно (в эпоху феодализма) тот самый единый дух помог нескольким племенам объединиться под одним языком – наречием в одну нацию, уничижив свои диалекты в пользу одного национального языка, по отношению к которому теперь могли бы противопоставить себя в национальной конкуренции другие нации, соседствующие с ней геополитически, что и наблюдалось в средневековье. Но с течением времени самое главное - это капитал или ресурс для власти, решившей стать таковой в 21 веке.

   Если исходить от настоящего к прошлому, тогда наиболее чётко ценность духа представляется в понимании деградации от нации к племенам и от племени к родам. История изобилует примерами того, как институт вождя, то есть вождизм, проявлял себя в самых низменных проявлениях человеческих качеств характера. Здесь наблюдается та самая роль личности в истории, она либо созидает, либо разрушает антагонистически вопреки стяжанию духа. Когда на первый план в государстве выходит стяжaние денег и золота, то духу нет места, наоборот, бесовщина наступает, как говорится, в игру вступают бесы. Но история знает восхитительный пример в лице национальной элиты, вознамеревшей стать самодостаточным государством с развитыми институтами разделения властей, где роль личности в диверсифицированной системе сдержек и противовесов сведена к минимуму, а роль личности в общественных отношениях возведена в максимум до такой степени, что таланты вырываются вверх по так называемым социальным лифтам. И всё это заслуга ценности духа как нового капитала – ресурса 21 века. И это всё новое – хорошо забытое старое! Ведь именно стяжание силы воли и духа послужило основой интеграции всех политических единиц в устремление вектора социального времени: от семей к роду, от родов к племени, от племён к нации и от объединения наций к империи. В 21 веке выигрывает конкуренцию тот союз наций или та империя, где нет в обиходе взаимоотношений как на низах общества, так и на верхах государственной власти семейных интересов и братского непотизма. В противном же случае, братство только деградирует государство и нацию. Неважно какое это братство в высших эшелонах госвласти – кровное-ли, армейское-ли, тюремно-уголовное-ли – всё равно оно – это братство - откатывает нацию на низшую ступень исторической градации социального времени. Ибо в нации нет братства, есть лишь дух единства и сплочённости во имя одной и той же нации – государства. Но когда в игру вступает братская бесовщина лицемерия, лжи и обмана в верхах, то низы настолько не хотят жить по этим старым правилам и устаревшим издревле понятиям, насколько эти же самые верхи не могут отказаться от своих слабостей и пороков перед роскошью, богатством и шиком. В 21 веке всё старо как мир! Мир недалеко ушёл-таки.

   Дух – это концентированное выражение силы воли! Это старо как мир, здесь нет ничего нового. Но как тяжело для тех, кто вопреки силе воли поддался соблазнам порока и человеческих слабостей. Не зря существует выражение «стяжать дух». Можно стяжать деньги и золото, а можно – и дух!!! В этом и состоит новое содержание капитала 21 века. И тот господствующий класс, который сможет сформироваться вокруг стяжания духа, станет гегемоном будущего в деле формирования посткапитализма 21 века. Старый капитал, который олицетворяют Деньги и печатный станок вкупе с золотовалютным резервом государства, проиграет контрагентам, вознамеревшим бросить вызов старым владельцам частной собственности на средства производства. Под старыми подразумевается не возраст людей, а эпохальная застарелость стяжания денег и золота.

    Главный враг стяжанию духа выступает институт вождя, то есть вождизм. Глава рода и вождь племени исторически доминировал на базе психологического комплекса власти (Наполеона). И хотя родоплеменные времена канули в Лету вместе с первобытно-общинным и рабовладельческим строями, комплекс власти эмпирически зарекомендовывает себя одним из факторов рождения власти одного лица, возомнившего вначале себя, а затем воплотившего в реальность своё доминирование среди себе подобных. Этот бич 21 века по сей день преследует народы и нации. От него нет избавления до сих пор, ибо подкрадывается он незаметно по причине латентной природы дегенеративной роли личности в мировой истории. О дегенерации следует лишь отметить одно, что деградация – это частный случай общей дегенерации. Поэтому откат или деградация нации на племена и роды, а также распад империи на ряд суверенитетов есть ничто иное, как результат дегенеративного доминирования института вождя в лице диктатора, автократа, деспота и пр. Только момент дегенерации может объяснить бич устойчивости природы латентного комплекса власти (Наполеона).

   Когда пропагандируется о профнепригодности представителей госвласти, как о деградации профессионализма, то здесь делается попытка скрыть истинных дегенератов, затаившихся в верхах и прикрывающихся завесой тайны якобы некомпетентности в своём деле и ремесле. Некомпетентность и низкий уровень профессионализма служат лишь прикрытием для дегенерата, что является для него спасением для отвода глаз от его комплекса неполноценности. Человеческие пороки для него – истинный рай и смысл жизни, чего он не стыдится порою, но понимает необходимость в социальной адаптации. Не будь социальной адаптации, его давно бы разоблачили. Однако этого не происходит до тех пор, пока он не станет вождём государства и целой нации. Рано или поздно дегенерат ставит институты государства на путь вырождения в силу своей природы. Отпадает постоянная надобность в социальной адаптации, когда-то помогавшей ему подниматься по карьерной лестнице во власть, как только он урвался до самого верха гражданского общества.

   Сквозь всех общественно-экономических формаций – рабовладения, феодализма, капитализма и даже посткапитализма – доминирование вождизма проходит красной нитью. Оно издревле берёт своё начало в вырожденцах. В народе их называют выродками. Но с точки зрения эмпирического исследования латентной природы комплекса неполноценности личности именно социальная адаптивность даёт преимущество этим вырожденцам – выродкам, дорвавшимся до олимпа госвласти. Именно тайна и загадка социальной адаптации дегенератов по сей день выступает объектом не то что исследования и анализа, но разоблачения и вывода всех их на чистую воду общественного порицания. За что они и мстят обществу. Ведь то, что в гражданском обществе табу, для них же - повод для мести. Потому они и опасны для рода человеческого, что ведут на мировые войны и войны друг против друга не по причине отстаивания национальных интересов (чего можно было пронаблюдать в эпоху индустриального капитализма), не по причине отстаивания родоплеменного интереса (чего можно было наблюдать в эпоху феодализма) и даже не по причине отстаивания интереса одного рода (в эпоху первобытнообщинного строя), но по той простой причине, что дегенерат-вождь так захотел. Царь-самодур на Руси!!! Восточная деспотия в среневековой Азии и современная азиатская диктатура в лице камбоджийского Пол Пота.

   Например, Иосиф Сталин и Адольф Гитлер были латентными гомосексуалистами. Их подавленность ненормальных сексуальных желаний выражалась через доминирование над себе подобными, что и объясняет легко их приход во власть. Если первый устроил у себя АЛЖИР и ГУЛАГ вкупе с репрессиями целых народов, то второй – концлагеря под названием «Бухенвальд» и «Освенцум». Это была их месть роду человеческому за то, что среди нормальных людей считалось табу и подлежало общественному порицанию и разоблачению. А устроение Второй мировой войны – это на потеху подавленных сексуальных желаний данных двух личностей. Оба таким образом мстили человечеству за табуирование дегенеративных желаний. Если бы Сталину и Гитлеру разрешили жениться в однополом браке, то не было бы всего того, что произошло в середине 20 века. Но история человечества не знает сослагательного наклонения. Что случилось, то случилось, почти закономерность. И виной тому служит упорное отклонение от нормы, которое должно выступать объектом изучения психиатрии, социальной психологии и медицины.

   Что касается (социологии, экономики) исторического подхода исследования, то ненормальная личность будет всегда брать инициативу в свои руки. Начиная с ячейки семьи и кончая любым социумом, которым выступает род, племя и народ, всегда есть и будет процент ненормальных людей. Не отсюда – ли изречение: в семье не без урода!? Однако, что касается прошлого, инволюционный отбор закладывает основу появления данных индивидов. Инволюция – процесс не одного десятилетия и даже не одного столетия. Факты свидетельствуют о генетических наследствах через два-три поколения. В роду были и будут лица с отклонениями от нормы. Не зря же говорят, на роду написано. То есть наследственность. Она через одно поколение даёт знать. С точки зрения обладания властью люди с отклонениями от нормы будут всегда одерживать победу над нормальными людьми в силу своеобразного инволюционного отбора. Своеобразность такого отбора заложена в гипертрофированном развитии одного характерного качества, называемого комплексом власти (Наполеона). Отсюда следует, инволюция личности с комплексом власти есть результат проявления безусловного рефлекса, реагирующегося внутри человека с генетическими отклонениями от нормы.

   Существует также и другой процент индивидуальностей, которых принято называть социопатами. Социопаты, скорее всего, имеют условный рефлекс, который они приобрели в результате осознанного шага на путь становления себя в человеконенавистника. Их генетика нормальная изначально, но они сами захотели стать такими в силу сложившихся обстоятельств. Безобидно властолюбивые люди со временем развращаются властью абсолютно и осознанно становятся социопатами. Их осознанный выбор в пользу человеконенавистничества подлежит безусловному наказанию, тогда как продиктованный наследственностью комплекс власти требует условного снисхождения хотя бы потому, что психиатрические диспансеры наполнены наполеонами, гитлерами, чингисханами и пр.

   Итак, на олимпе находятся лица с двумя разновидностями комплекса власти – это личности с безусловным рефлексом, называемые дегенератами, и люди с условным рефлексом, иначе называемые социопатами. Социопаты осознанно развили внутри себя этот комплекс власти до такой степени, что их условный рефлекс срабатывает до уровня ненависти ко всем людям, над которыми возвышаются в силу наделённого социального статуса. Им в отличие вырожденцев-выродков психиатрическая больница противопоказана, им - прямая дорога в места лишения свободы.

  

II

   Вырожденцы активны в краткосрочной перспективе развития социума, тогда как в долгосрочной перспективе они уступают место людям с сильным духом. В первобытнообщинном строе на первых порах инициативу берёт в свои руки тот глава, которому судьба инволюции уготовила генетическую неполноценность. Низкая самооценка вынуждает его всегда доказывать перед себе подобными о своей значимости для всего рода и племени. В конце концов, его перспектива главенства над родом и племенем краткосрочна до поры до времени, ибо в долгосрочной перспективе срабатывает инстинкт самосохранения у всего социума в части здравого смысла, против которого «попёр» этот предводитель. Большинство, состоящее из нормальных членов одного рода и одного племени, начинает понимать смертельную опасность руководителя-вырожденца. В итоге рождается дух большинства, который как один выступил против вождя. Конечно, дух большинства не может не родиться без определённых лиц. Здесь, скорее всего, инстинкт самосохранения коллективного разума зарождается. Группа лиц, как обратная реакция на самодурство вождя.

   Класс нормальных и класс дегенератов – вот ключевая разгадка классовости. Карл Маркс, Фридрих Энгельс и подхвативший эстафету Владимир Ленин крупно ошиблись, когда определили имущественный критерий разделения классов. Наоборот, в первобытнообщинном строе не было имущественного критерия разделения общества на классы. В родоплеменном обществе по причине скудости рациона питания и физиологического выживания большинство нормальных членов старалось проявлять солидарность и единство, ибо только так можно было прожить и не иначе. Коллективизм преобладал в долгосрочной перспективе духа единства и солидарности, против которого время от времени восставал и бунтовал дегенерат, бравший всё руководство на себя одного любимого, но проигрывавший в долгосрочной перспективе перед инстинктом самосохраннения и коллективным здравомыслием большинства. Вообще, инстинкт самосохранения и коллективное здравомыслие большинства тоже являются проявлением духа, ибо в корне мотивированы психологическим состоянием здорового духа. Ведь не зря же существует крылатая фраза: в здоровом теле здоровый дух!!!

   Если и должна существовать классовая ненависть, то не по отношению к владельцам заводов, газет и пароходов, а в отношении всех тех, кто специально и нарочно сосредотачивает внимание на имущественном цензе. Якобы имущественный ценз повинен в разделении общества на класс имущих и неимущих. Делается попытка увода внимания от главных виновников всех исторических конфликтов, классовой борьбы. Кому же это выгодно? Дегенератам!!! Они спрятались за мифом зла частной собственности на средства производства. Им очень выгодно прятать себя за авансценой исторической борьбы, разворачивающейся между собственниками земельной ренты и промышленным капиталом, с одной стороны, и эксплуатируемыми массами, с другой стороны. Так они удовлетворяют свои пороки и потакают человеческим слабостям вопреки духу трудящихся и неимущих, денно и нощно проливавших и проливающих по сей день пот и кровь на заводах, фабриках, цехах и пр.

   Это миф, когда частную собственность на средства производства выдавали и выдают за причину зла на Земле. При таком мифе жил СССР!!! В какой-то степени сейчас его придерживается и вторая экономика мира - Поднебесная, но не до такого уровня фанатизма, какого можно было увидеть на пропаганде Советского союза. Адепты марксизма-ленинизма искренне ошибаются в том, что именно институт частной собственности закладывает основу всех социально-экономических противоречий – кризисов. Якобы ликвидация этого института и национализация – необходимое условие процветания народа. Пролетариат будет всегда терпеть поражение вследствие такого мировоззрения. Оно – данное мировоззрение - ущербное изначально по той простой причине, что игнорирует саму природу человеческого бытия, берущего начало из бесклассового первобытно-общинного строя. Казалось бы, где этот первобытно-общинный строй, а где сегодняшний развитый капитализм - между ними расстояние несколько тысячелетий. Ничего общего. И это фатальная ошибка. Игнорирование (неполное знание) всего того, что демонстрирует историческая ретроспектива «социального времени» (см. выше таблицу), привело, приводит и ещё раз приведёт к полному фиаско интересы эксплуатируемых, что гарантированно обеспечивает триумф для владельцев заводов, газет и пароходов, за которыми спрятались пороки и человеческие слабости всех тех вырожденцев, пришедших во власть государства. Не вследствие-ли всего этого разгадка состоит, что капиталисты на службу защиты своих интересов возводят всегда чиновников, против которых есть компромат? Вопрос непраздный. Он, скорее всего, академический, нежели обывательский. Ответ на поставленный вопрос даёт большие перспективы для построения новой идеологии будущего.

   Революция будет абсолютно бессмысленной, если остановится и удовлетворится только на огосударствлении отраслей народного хозяйства. Этого недостаточно! Достаточным условием будет являться именно осознание в необходимости транспарентного учреждения базы данных элиты страны. Именно прозрачность доступа к национальной картотеке даст возможность избежать злоупотребления закрытой базой данных, где фигурируют лица неблагонадёжной репутации. В противном случае, закрытый доступ к той базе – пролог к злоупотреблению информацией с целью шантажа и подкупа. Как раз-таки, закрытость даёт почву для «подчищения» автобиографии. А так всё всем станет известно обо всех лицах, принимающих судьбоносное решение в стране. И если даже человек с плохими автобиографией, послужным списком и генеалогическим древом станет «суперчиновником», то пусть знает, что ему дан исторический шанс со стороны народа. Ведь в силу прозрачности доступа к информации о нём компрометирующих материалов против него больше нет и быть не может, в принципе.

   Репутация станет сильнее власти, этика поведения станет выше закона. Тандем высокой репутации и этики поведения заставляет коррумпированную власть «пасовать», ибо нет компрометирующих козырей. Сильнее власти только безупречная репутация. Она создаётся мнением окружающих, тогда как автобиография пишется лично её носителем, представляющимся собственноручно с пристрастием и субъективно. Общественное мнение зарабатывается долго и тяжело, в то же время личная характеристика человека пишется им же самим в угоду своим амбициям. Поэтому англосаксонское слово «репутация» несёт в себе смысл однозначного определения лица, оценка которого строится общественным мнением, но не им же самим лично. Словом, биография пишется и подчищается, но репутацию же зарабатывают долго и тяжело. Нет ничего сильнее власти, кроме как безупречное мнение окружающих людей. Даже при наличии субъективных недостатков личности всё равно...

   Капитализм, трансформирующийся на сегодняшний день в посткапитализм, по-прежнему объективно томится духом обременения коррумпированности правительств. И хотя главным ресурсом власти при капитализме является капитал, в его недрах формируется новое содержание ресурса власти, за счёт которого рождается новый господствующий класс 21 века. Дух – вот новый ресурс для власти 21 века! Всё вернулось на круги своя!!! От чего ушло человечество, к тому снова и вернулось. Как и в эпоху первобытно-общинного строя проблема доминирования вождизма была бичом отката назад по спирали мировой истории, так и сейчас при капитализме, трансформирующемся в посткапитализм 21 века, проблема коррупции глубоко уходит в корень зла и добра аврамической религии. Коррупция и доминирование вождизма продиктованы желанием быть всегда на высоте над себе подобными. Капитал, как старый ресурс 20 века, зарекомендовывает себя лишь средством выражения данного желания в доминации над себе подобными. Капитал не гарантирует власть. Дух – гарантия власти. А репутация сильнее власти!!! Этика неподвластна законам.

   Краткий экскурс в историю человечества. Обращаясь к столбцу под названием «ресурс» (см. выше таблицу), господствующий класс во времена рабовладения расцвёл на основе применения насилия, с помощью которого и формировалось правление той эпохи древнего мира. Деспотия мощно применялась в качестве производительной силы для рабской жизни. Всему виной послужило в то время всё низменное животного качества происхождения. Человек стал товаром в буквальном смысле, то есть работорговля. Нельзя забывать, что и сама работорговля поощрялась вождями племён и родов. Однажды увидев, что у одного соплеменника «побрякушек» стало больше, другому захотелось поживиться тем, что бы своего сородича или соплеменника продать если не по рознице, то по оптовой цене в обмен на «безделушки», привезённые из далёкого и необъятного, но враждебно настроенного горизонта. Постепенно, объединяясь, горизонты ареала обитания становились менее враждебными для того или иного племени, как только вступали в союз племён. В результате чего нация рождалась, и насилие упразднялось или теряло свою роль в источнике происхождения материального богатства. На дворе наступила эпоха феодализма, где теперь аристократия обрела силу правления за счёт земли – латифундии. Но и она обязана своим происхождением применению силы, время от времени крестьянское восстание усмирялось военизированной профессиональной пехотой. Паразитирующийся образ жизни феодала нельзя ничем объяснить, кроме как вырождающейся аристократией. Отрицательная селекция дворянства как в Европе, так и в Азии столетиями паразитировала на теле крестьян. Человек по-прежнему зависел от прихотей господ. И только лишь одного воображения достаточно, чтобы представить, как жилось крестьянам под гнётом самодурства дворян Азии и Европы средневековья. Кровосмесительные браки среди аристократов были частыми случаями, в чём так или иначе проявилась историческая дегенерация господствующего класса.

 

III

   Постфактум истории человечества. Констатация фактов исторического прошлого наиболее объективно представляется в плане градации «социального времени» от рода к племени и от племён к одной нации, где при этом параллельно развивался социально-экономический прогресс перехода рабовладельческого строя в феодализм, а затем -трансформация феодального строя в развитый капитализм 20 и начала 21 вв. Постфактум и констатация данных фактов являются бесспорным контраргументом против исторической аналогии. Она – аналогия – хрупка и слаба в доказательном инструментарии своего применения хотя бы потому, что не является одним из способов научного обоснования. Поэтому реальная база «социального времени», основанная на прогрессе становления политических единиц, даёт ёмкое понимание постфактума истории человечества в призме градации общественно – экономических формаций. В частности, разберём наиболее подробно, казалось бы, не представляющие особой практической ценности для сегодняшнего дня анализ регресса «социального времени».

   Итак, Древний Рим. Нация «римлянин». Историки свидетельствуют, что одной из главных причин распада Римской империи явилось именно исчезновение института семьи. Семейные ценности перестали быть скрепами, на которых держалась военная мощь империи того времени. Фундаментальная причина государственного ослабления – это безнравственность, упадок морали. Хотя есть и другие оценки историков о том, что исчерпание серебряных горнодобывающих шахт на Перинейском полуострове заложило основу дефицита казны Римской империи. Однако нельзя забывать в свете вышеуказанного. Не секрет и далеко не тайна, что патриции рассматривали однополую любовь как привилегию и одну из роскоши, доступной только аристократам древнего Рима. То, что считалось на заре раннего христианства пороком, для патриция же – это плотское наслаждение и неординарное удовольствие, недоступное плебеям в силу своего статуса. Тем не менее, империя превзошла своё время и даже так называемое «социальное время», убежав далеко вперёд сквозь всех общественно-экономических формаций. Империя – характерная черта позднего феодализма и развитого капитализма. Ибо она есть союз наций или объединение нескольких государств, чего в рабовладении не было так сильно распространено на фоне родоплеменного уклада жизни. В эпоху рабовладения преобладала на Земле такая политическая единица, как племя или родоплеменное объединение, тогда как Римская империя смогла переродиться в результате создания республики, что означало по своей сути прогрессивное начало на пути становления к единой нации под названием «гражданин-римлянин». «Гражданин-римлянин» им мог стать представитель порабощённой территориальной периферии. Но история знает печальный исход то есть регресс империи. На руинах и окраинах её иноязычные племена оказались предоставленными самим себе. Сам же центр стал эпицентром человеческих пороков под предводительством «патентованных» вырожденцев-патрициев. В результате утопания римской аристократии в человеческих пороках нация (государство) распалась не только территориально, но и на ряд племён неминуемо обречённо. В итоге даже и племена находились на грани распада и распадались, в конце концов, на несколько родов по той простой причине, что внешний ареал территориального обитания представлялся враждебным на фоне войны всех против всех. Что это означает с точки зрения исторической ценности такого опыта?

   Ответ на этот вопрос следует искать в сегодняшнем мире коррупции. Например, в 20 веке президент Индонезии Сукарно сделал свою семью и ряд родственников неимоверно богатыми в условиях проживания племён и разных языков на множествах островов. Ведь известно, что Индонезия – это страна островов, то есть крупный архипелаг на экваториальной зоне Земли. Нечто подобное присходит по сей день на постсоветском пространстве. Чиновник в регионе ставит своих родственников на злачные места с перспективой «распила» бюджета. Более того, он суеверен и набожен (после крушения идеологии советского атеизма свято место пусто не бывает) настолько, что страх быть проклятым родом, из которого происходят его предки, заставляет ставить родственников на хлебные должности. Конечно, не только страх быть проклятым родными его толкает на коррумпированные шаги. Сребролюбие и алчность сыграли свою роль после длительного дефицита горбачёвской перестройки. Словом, каждый тащит в свой дом ровно так, как это делал во времена первобытно-общинного строя пещерный инстинкт выживания. Этот пещерный инстинкт физиологиеского выживания «гонит» чиновника всё «тащить и тырить» домой – себе любимому. Во имя своей семьи он рассматривает окружающий его мир враждебным и опасным ровно так, как в эпоху рабовладения каждый житель городища воспринимал всё, что окружает вне высоких стен и глубоких рвов, выкопанных вокруг и вдоль этих неприступных стен, смертельно опасным и угрожающим. И сегодня госслужащий из Третьего мира и даже Первого мира, придя на должность, обещаующую ему молочные реки и кисельные берега, воспринимает свою новоиспечённую для него очередную ступень карьерной лестницы как опасность временного пребывания и угрозу того, как бы не скатиться вниз по этой же лестнице, по которой он вскарабкивался, идя на жертвы, известные только лишь ему одному. От того он и рассматривает это возможно временное пребывание на должности со страхом и трепетом быть разоблачённым вплоть до уголовного преследования. Потому и представляется для него мир враждебным таким же, каким представлялся окружающий мир (времён рабовладения) для человека разумного недружелюбным и вражеским. Для гарантии быть неразоблачённым чиновник-коррупционер по-стахановски перевыполняет план воровства и ограбления национального достояния. Его иллюзия подкупа всего и всех становится реальностью, что он начинает думать о своём могуществе, утопаясь в человеческих пороках и слабостях. Он думает, что, сидя на уворованных денежных мешках, сможет защититься от правосудия. И защищается-таки, как показывает практика на постсоветском пространстве. Аналогичное происходит и в Африке, и Латинской Америке, и ... Здесь его ошибка состоит в том, что он не осознаёт свою историчность, то есть повторение шагов вождя-дегенерата, обрёкшего своё племя на распад, на ряд родов и семей. Откат государства от единства нации к родоплеменному устройству общества при неугомонном уровне коррупции неминуем. Государство распадается на племена и рода и, кроме того, гарантировано, если национальная элита перестаёт быть таковой. История человечества знает множество примеров. Например, распад империи под названием СССР на ряд национальных суверенитетов, которые, по сути своей, сейчас выступают своеобразными франкенштейнами, внутренне раздираемыми интересами семьи, рода и племени. На низах общества бывшего Советского союза, как и в национальных элитах отмеченного бывшего союза, восприятие окружающего мира происходит с тотальным чувством глубокого недоверия. Недоверие между этими национальными элитами (конфликт в Нагорном Карабахе, Крым 2014 года, Приднестровье, ошские события в 1980-х гг.) продиктовано историческим пережитком, который в посткапитализме 21 века давно перестал быть определяющим фактором физилогического выживания. Данным пережитком является ареал враждебности внешего мира.

   Чтобы понять этот пережиток, следует сосредоточить внимание на следующем характерном в условиях нынешней России. Спустившийся с гор Кавказа представитель рода или племени, который привык рассматривать внешний мир как добычу, ведёт себя во МКАДе вызывающе и агрессивно. Не зря же существует фраза: мужчина-добытчик. Он не виноват в том, что такой, ибо это его условие выживания, благодаря которому выжили его предки. Интересы его семьи превыше всего, от неё зависит его род, а от его рода – всё племя. Всё, что вне семьи, становится объектом добычи, его пребывание в так называемом гражданском обществе демократии является для него средой социальной адаптации для лично скрытых намерений. Как только ему удастся занять положение в этом обществе, он незамедлительно впадает в эгоцентризм. Если ему уготовили должность, коррумпирует всех вокруг себя. Коррупция вокруг него – это одновременно и возможность, и враждебность. Всё это похоже на то и аналогично тому, как себя вёл человек разумный в эпоху первобытно-общинного строя и во времена рабовладения. Человек разумный с тех незапамятных времён ареал естественного обитания видел только в кругу жизни своей хижины и пещеры, где окружал его род. Всякий представитель другого рода для него – враг и добыча, то есть жертва. Война не на жизнь, а на смерть одного рода против другого рода есть ничто иное, как условие личного выживания того или иного вождя, выжившего в результате этой межродовой войны на камнях, луках, ножах и дубинках. Вождь рода - общины – в целях сохранения личной власти над несколькими семьями, из которых состоит этот род, сталкивает лбами данные семьи, находясь над схваткой. Он специально и нарочно сеет интриги и заговоры одной семьи против другой внутри рода, над которым восседает как глава – лидер общины, разделяя их между собой и властвуя. Он хочет властвовать порочно и аморально, И в целях недопущения снизложения доверенных ему всем родом полномочий правления старается всегда быть на высоте доминирования во что бы то ни стало. (Напоминает политику 21 века в странах Третьего мира и даже Первого мира). Этот выродок хочет безнравственно пребывать над себе подобными. А если ему не удастся, или же видит угрозу потери своего статуса как лидера, то ведёт род свой на войну против соседствующего рода, убеждая в необходимости рассматривать соседей как добычу. Ведь всё, что находится вне границ ареала обитания, - это добыча и жертва. В результате данной межродовой войны рождается победа одного рода, которая, на самом деле, для учёных – историков и социальных психологов - должна представляться объектом углубленного изучения. Благодаря этой победе происходит исторический факт полезности дегенерата-вождя, поведшего свой род на войну против других сородичей. Он, сам того не подозревая, заслужил своей дегенеративной ролью личности в истории стать героем – инициатором – межродовой интеграции через победоносное объединение всех родов в одно племя, хотя с самого начала им преследовался личный интерес сохранения своего положения лидерства над родом, над которым ему доверили отправлять полномочия. Тем не менее, мавр сделал своё дело, мавр может уходить с исторической авансцены. Его лидерство полезно в краткосрочной перспективе, в долгосрочной же перспективе он бесполезен и, более того, смертельно опасен для всего племени, который путём той самой победы ему удалось объединить из нескольких разрозненно враждовавших между собой родов. Его угроза для племени состоит в личной дегенерации пороков и человеческих слабостей. Здравомыслие большинства внутри племени одерживает верх над его слабостями и невыносимыми выходками.

   Таким образом, можно сделать вывод. Вырожденцы, выродки во власти полезны в краткосрочной перспективе, тогда как в долгосрочной преспективе их дегенерация оставляет желать лучшего. В этом и состоит их полезность, что готовы всегда выступать инициаторами социальной интеграции нескольких родов в одно племя и активистами в социальной революции конца 18 века во Франции и начала 20 века в России. Там, где революция, дегенераты тут как тут. Но это не означает, что революция делается только ими. Всего навсего, исторически следует лицезреть корень всех социальных конфликтов и межклассовой борьбы на авансцене мировой истории. Автором делается попытка выявить двигатель истории человечества. Если Адам Смит открыл невидимую руку рынка в экономике, то в данном случае выявлен двигатель в мировой истории.

   Экономика Адама Смита. Его заслуга состоит в идее принципа невидимой руки рынка, которая верховодит экономическими процессами. Эгоцентризм покупателя и продавца толкает обоих вступить в интеграцию двухсторонних интересов одной сделки. Что касается исторических процессов, то, на взгляд автора, здесь выступает тот же самый эгоцентризм выживания дегенерата во власти. Его личное желание удержаться за бразды правления толкает на то, что:

1. В первобытно-общинном строе по причине засухи, угрозы голода и климатического катаклизма лидер в целях сохранения своего положения – доминирования над себе подобными сородичами ввергает свой род на межродовую войну. Вследствие чего в долгосрочной перспективе данная победа служит положительным фактором интеграции нескольких родов в одно племя.

2. В эпоху рабовладения он, как вождь племени или нескольких племён, убеждает враждовать с соседними племенами не на жизнь, но на смерть, рассматривая соплеменников в качестве рабов – жертв работорговли. Рождается путём победы союз племён, то есть недосоюз недонации.

3. Во времена индустриального капитализма 20 века вождь нации убеждает, что Первая и Вторая мировые войны необходимы как кислород для имперской нации, ибо только так и представляется выйти из мирового кризиса капитализма. В результате военного поражения рождается одна нация победивших и побеждённых.

4. В будущем посткапитализма гибридные войны 21 века зарекомендуют себя ещё одним фактором интеграции мира в единую глобальную империю, где не будет разнообразия государств и наций. Сеяние страха перед гибридизацией современных войн – необходимое условие для выживания национальной элиты, вознамеревшей быть на высоте доминирования во что бы то ни стало. Мажоритарная часть национальной элиты, состоящей из порочных людей и слабых силой волей перед низменными человеческими качествами, выступит скрытым инициатором враждования с внешним миром.

Четвёртый пункт вероятностный. Про него нельзя констатировать как постфактум. Будущее покажет, хотя уже сегодня диву даёшь тому, что всё старо как мир. Мир недалеко ушёл!

 

 

Это не эволюция Чарльза Дарвина. Цель фотографии не в пропаганде обезъяноподобного происхождения человечества. Миссия человека - сквозь вектора социального времени обрести духовную сущность самого себя. Ни при первобытно-общинном строе, ни при рабовладении, ни даже при феодализме и капитализме вместе взятых человеку так и не удалось обнаружить свою истинную природу. Под человеком подразумевается именно та самая замысловатость, с которой связывают неразрывное соотношение между первичностью сознания и вторичностью бытия и, наоборот, между первичностью бытия и вторичностью сознания. Но одно здесь нельзя упускать из виду - миссию человека сквозь вектора социального времени.

Если одно слово "созидание" соединить с другим противоположным словом "разрушение", то получится сочетание созидательного разрушения. Война - это созидательное разрушение или, как говорят геополитики, война - это та же политика, но только иным способом. Нельзя забывать, что Первая и Вторая мировые войны лишь выполняли задачу громоотвода от истинных хозяев мира. Немцы в 20 веке были два раза козлами отпущения за грехи панов. Что касается СССР, то он послужил во Второй мировой войне своеобразным жертвоприношением ценою обретения своего политического субъекта на мировой арене геополитики 20 века. Словом, паны дрались, а у холопов чубы летели. Паны - это хозяева мира капитализма, холопы - это стравленные друг против друга во Второй мировой войне Советский союз и Германия. Короче говоря, разводили...

ПРОДОЛЖЕНИЕ IV части...