Идеология - оружие будущего!!!

Социальное время. Оно отличается от ньютоновского понимания времени. Социальное время событийно. И главным выразителем этих событий выступает политическая единица, которая имеет градацию количественного роста в следующей последовательности:

1. Семья.

2. Род.

3. Племя.

4. Нация.

5. Союз государств-наций или империя.

6. Глобальная империя рода человеческого.

Последняя шестая совсем не обязательна, но гипотетически возможна, с ней связывают конспирологию создания одного мирового правительства во веки веков, раз и навсегда установленного. Сама по себе отдельно взятая в исторической ретроспективе вышеприведённая градация количественного роста политических единиц содержит скудное понимание и не даёт понять столь глубоко смысл истории человечества. Однако её синтез с другой цепочкой исторических, эпохальных событий даст огромный потенциал прогнозирования будущего.

   Авторская таблица сообщает о новом содержании капитала или ресурса, за счёт которого рождается новый класс господства над другими. Почему именно дух станет новым претендентом на содержание качества ресурса новой власти будущего? Только он – дух – на протяжении всей истории человечества формировал процесс градации общественно – экономических формаций посредством перехода нескольких семей в один род, нескольких родов в одно племя, нескольких племён в одну нацию и несколько наций (государств) в один союз или империю. Можно, конечно, продолжить логику аналогии: союз нескольких империй в одну глобальную империю рода человеческого, но это уже футурология. Именно историческая ретроспектива вышеотмеченной цепочки единиц здесь имеет смысл. Она обезоруживает аналогию. Следует понимать, что аналогия слаба в своём интсрументарии доказательств. Поэтому историческая ретроспектива убирает проблему недостатка применения сравнительной аналогии.

   Последний третий столбец в таблице обозначен под названием «Социальное время». Относительно первого столбца видно, что первобытнообщинному строю соответствует родовая политическая единица, рабовладельческому строю соответсвует родоплеменная политическая единица, а феодальному строю – симбиоз развитого объединения нескольких племён в одну нацию, которую сплачивает вокруг себя одно королевство (в Европе), ханство на Среднем Востоке (феномен Чингисхана), Султанат (на Ближнем Востоке), княжество или царство (на Руси) и восточные «королевства» в Японии, Поднебесной. Что касается капитализма, то при нём происходит расцвет нации, то есть государства. Именно тогда и бурно развивается промышленность, невиданная доселе. Именно дух нации – государства – запустил и дал толчок индустриальной цивилизации по всему миру. Ни при роде, ни при племени не могло случиться такого, чтобы промышленность и уровень жизни позволили стать такими, какими стали. Вспомните слова железного канцлера Отто фон Бисмарка о немецком учителе, заложившем немецкий дух нации в каждом школьнике, будущего солдата в мировой войне.

   Итак, что такое дух? Это нечто антагонистическое противоположное всему тому, что называют человеческими пороками, что выдают за низменные проявления качества человека – индивида: жадность, зависть, сребролюбие, любовь к деньгам, предательство, измена, подлость, коварство, лицемерие, ложь, обман, хитрость, воровство, эгоизм, садизм, мазохизм, чревоугодничество и т. д. Против всего этого выступает дух, который объединил несколько семей в один род (в эпоху первобытно-общинного строя), а несколько родов – в одно племя (в эпоху рабовладения и раннего феодализма). Точно также если не аналогично, то ретроспективно (в эпоху феодализма) тот самый единый дух помог нескольким племенам объединиться под одним языком – наречием в одну нацию, уничижив свои диалекты в пользу одного национального языка, по отношению к которому теперь могли бы противопоставить себя в национальной конкуренции другие нации, соседствующие с ней геополитически, что и наблюдалось в Средневековье. Но с течением времени самое главное - это капитал или ресурс для власти, решившей стать таковой в 21 веке.

   Если исходить от настоящего к прошлому, тогда наиболее чётко ценность духа представляется в понимании деградации от нации к племенам и от племени к родам. История изобилует примерами того, как институт вождя, то есть вождизм, проявлял себя в самых низменных проявлениях человеческих качеств характера. Здесь наблюдается та самая роль личности в истории, она либо созидает, либо разрушает антагонистически вопреки стяжанию духа. Когда на первый план в государстве выходит стяжaние денег и золота, то духу нет места, наоборот, бесовщина наступает, как говорится, в игру вступают бесы. Но история знает восхитительный пример в лице национальной элиты, вознамеревшей стать самодостаточным государством с развитыми институтами разделения властей, где роль личности в диверсифицированной системе сдержек и противовесов сведена к минимуму, а роль личности в общественных отношениях возведена в максимум до такой степени, что таланты вырываются вверх по так называемым социальным лифтам. И всё это заслуга ценности духа как нового капитала – ресурса 21 века. И это всё новое – хорошо забытое старое! Ведь именно стяжание силы воли и духа послужило основой интеграции всех политических единиц в устремление вектора социального времени: от семей к роду, от родов к племени, от племён к нации и от объединения наций к империи. В 21 веке выигрывает конкуренцию тот союз наций или та империя, где нет в обиходе взаимоотношений как на низах общества, так и на верхах государственной власти семейных интересов и братского непотизма. В противном же случае, братство только деградирует государство и нацию. Неважно какое это братство в высших эшелонах госвласти – кровное-ли, армейское-ли, тюремно-уголовное-ли – всё равно оно – это братство - откатывает нацию на низшую ступень исторической градации социального времени. Ибо в нации нет братства, есть лишь дух единства и сплочённости во имя одной и той же нации – государства. Но когда в игру вступает братская бесовщина лицемерия, лжи и обмана в верхах, то низы настолько не хотят жить по этим старым правилам и устаревшим издревле понятиям, насколько эти же самые верхи не могут отказаться от своих слабостей и пороков перед роскошью, богатством и шиком. В 21 веке всё старо как мир! Мир недалеко ушёл-таки.

   Дух – это концентированное выражение силы воли! Это старо как мир, здесь нет ничего нового. Но как тяжело для тех, кто вопреки силе воли поддался соблазнам порока и человеческих слабостей. Не зря существует выражение «стяжать дух». Можно стяжать деньги и золото, а можно – и дух!!! В этом и состоит новое содержание капитала 21 века. И тот господствующий класс, который сможет сформироваться вокруг стяжания духа, станет гегемоном будущего в деле формирования посткапитализма 21 века. Старый капитал, который олицетворяют Деньги и печатный станок вкупе с золотовалютным резервом государства, проиграет контрагентам, вознамеревшим бросить вызов старым владельцам частной собственности на средства производства. Под старыми подразумевается не возраст людей, а эпохальная застарелость стяжания денег и золота.

    Главный враг стяжанию духа выступает институт вождя, то есть вождизм. Глава рода и вождь племени исторически доминировал на базе психологического комплекса власти (Наполеона). И хотя родоплеменные времена канули в Лету вместе с первобытно-общинным и рабовладельческим строями, комплекс власти эмпирически зарекомендовывает себя одним из факторов рождения власти одного лица, возомнившего вначале себя, а затем воплотившего в реальность своё доминирование среди себе подобных. Этот бич 21 века по сей день преследует народы и нации. От него нет избавления до сих пор, ибо подкрадывается он незаметно по причине латентной природы дегенеративной роли личности в мировой истории. О дегенерации следует лишь отметить одно, что деградация – это частный случай общей дегенерации. Поэтому откат или деградация нации на племена и роды, а также распад империи на ряд суверенитетов есть ничто иное, как результат дегенеративного доминирования института вождя в лице диктатора, автократа, деспота и пр. Только момент дегенерации может объяснить бич устойчивости природы латентного комплекса власти (Наполеона).

   Когда пропагандируется о профнепригодности представителей госвласти, как о деградации профессионализма, то здесь делается попытка скрыть истинных дегенератов, затаившихся в верхах и прикрывающихся завесой тайны якобы некомпетентности в своём деле и ремесле. Некомпетентность и низкий уровень профессионализма служат лишь прикрытием для дегенерата, что является для него спасением для отвода глаз от его комплекса неполноценности. Человеческие пороки для него – истинный рай и смысл жизни, чего он не стыдится порою, но понимает необходимость в социальной адаптации. Не будь социальной адаптации, его давно бы разоблачили. Однако этого не происходит до тех пор, пока он не станет вождём государства и целой нации. Рано или поздно дегенерат ставит институты государства на путь вырождения в силу своей природы. Отпадает постоянная надобность в социальной адаптации, когда-то помогавшей ему подниматься по карьерной лестнице во власть, как только он урвался до самого верха гражданского общества.

   Сквозь всех общественно-экономических формаций – рабовладения, феодализма, капитализма и даже посткапитализма – доминирование вождизма проходит красной нитью. Оно издревле берёт своё начало в вырожденцах. В народе их называют выродками. Но с точки зрения эмпирического исследования латентной природы комплекса неполноценности личности именно социальная адаптивность даёт преимущество этим вырожденцам – выродкам, дорвавшимся до олимпа госвласти. Именно тайна и загадка социальной адаптации дегенератов по сей день выступает объектом не то что исследования и анализа, но разоблачения и вывода всех их на чистую воду общественного порицания. За что они и мстят обществу. Ведь то, что в гражданском обществе табу, для них же - повод для мести. Потому они и опасны для рода человеческого, что ведут на мировые войны и войны друг против друга не по причине отстаивания национальных интересов (чего можно было пронаблюдать в эпоху индустриального капитализма), не по причине отстаивания родоплеменного интереса (чего можно было наблюдать в эпоху феодализма) и даже не по причине отстаивания интереса одного рода (в эпоху первобытнообщинного строя), но по той простой причине, что дегенерат-вождь так захотел. Царь-самодур на Руси!!! Восточная деспотия в среневековой Азии и современная азиатская диктатура в лице камбоджийского Пол Пота.

   Например, Иосиф Сталин и Адольф Гитлер были латентными гомосексуалистами. Их подавленность ненормальных сексуальных желаний выражалась через доминирование над себе подобными, что и объясняет легко их приход во власть. Если первый устроил у себя АЛЖИР и ГУЛАГ вкупе с репрессиями целых народов, то второй – концлагеря под названием «Бухенвальд» и «Освенцум». Это была их месть роду человеческому за то, что среди нормальных людей считалось табу и подлежало общественному порицанию и разоблачению. А устроение Второй мировой войны – это на потеху подавленных сексуальных желаний данных двух личностей. Оба таким образом мстили человечеству за табуирование дегенеративных желаний. Если бы Сталину и Гитлеру разрешили жениться в однополом браке, то не было бы всего того, что произошло в середине 20 века. Но история человечества не знает сослагательного наклонения. Что случилось, то случилось, почти закономерность. И виной тому служит упорное отклонение от нормы, которое должно выступать объектом изучения психиатрии, социальной психологии и медицины.

   Что касается (социологии, экономики) исторического подхода исследования, то ненормальная личность будет всегда брать инициативу в свои руки. Начиная с ячейки семьи и кончая любым социумом, которым выступает род, племя и народ, всегда есть и будет процент ненормальных людей. Не отсюда – ли изречение: в семье не без урода!? Однако, что касается прошлого, инволюционный отбор закладывает основу появления данных индивидов. Инволюция – процесс не одного десятилетия и даже не одного столетия. Факты свидетельствуют о генетических наследствах через два-три поколения. В роду были и будут лица с отклонениями от нормы. Не зря же говорят, на роду написано. То есть наследственность. Она через одно поколение даёт знать. С точки зрения обладания властью люди с отклонениями от нормы будут всегда одерживать победу над нормальными людьми в силу своеобразного инволюционного отбора. Своеобразность такого отбора заложена в гипертрофированном развитии одного характерного качества, называемого комплексом власти (Наполеона). Отсюда следует, инволюция личности с комплексом власти есть результат проявления безусловного рефлекса, реагирующегося внутри человека с генетическими отклонениями от нормы.

   Существует также и другой процент индивидуальностей, которых принято называть социопатами. Социопаты, скорее всего, имеют условный рефлекс, который они приобрели в результате осознанного шага на путь становления себя в человеконенавистника. Их генетика нормальная изначально, но они сами захотели стать такими в силу сложившихся обстоятельств. Безобидно властолюбивые люди со временем развращаются властью абсолютно и осознанно становятся социопатами. Их осознанный выбор в пользу человеконенавистничества подлежит безусловному наказанию, тогда как продиктованный наследственностью комплекс власти требует условного снисхождения хотя бы потому, что психиатрические диспансеры наполнены наполеонами, гитлерами, чингисханами и пр.

   Итак, на олимпе находятся лица с двумя разновидностями комплекса власти – это личности с безусловным рефлексом, называемые дегенератами, и люди с условным рефлексом, иначе называемые социопатами. Социопаты осознанно развили внутри себя этот комплекс власти до такой степени, что их условный рефлекс срабатывает до уровня ненависти ко всем людям, над которыми возвышаются в силу наделённого социального статуса. Им в отличие вырожденцев-выродков психиатрическая больница противопоказана, им - прямая дорога в места лишения свободы.

  

II

   Вырожденцы активны в краткосрочной перспективе развития социума, тогда как в долгосрочной перспективе они уступают место людям с сильным духом. В первобытнообщинном строе на первых порах инициативу берёт в свои руки тот глава, которому судьба инволюции уготовила генетическую неполноценность. Низкая самооценка вынуждает его всегда доказывать перед себе подобными о своей значимости для всего рода и племени. В конце концов, его перспектива главенства над родом и племенем краткосрочна до поры до времени, ибо в долгосрочной перспективе срабатывает инстинкт самосохранения у всего социума в части здравого смысла, против которого «попёр» этот предводитель. Большинство, состоящее из нормальных членов одного рода и одного племени, начинает понимать смертельную опасность руководителя-вырожденца. В итоге рождается дух большинства, который как один выступил против вождя. Конечно, дух большинства не может не родиться без определённых лиц. Здесь, скорее всего, инстинкт самосохранения коллективного разума зарождается. Группа лиц, как обратная реакция на самодурство вождя.

   Класс нормальных и класс дегенератов – вот ключевая разгадка классовости. Карл Маркс, Фридрих Энгельс и подхвативший эстафету Владимир Ленин крупно ошиблись, когда определили имущественный критерий разделения классов. Наоборот, в первобытнообщинном строе не было имущественного критерия разделения общества на классы. В родоплеменном обществе по причине скудости рациона питания и физиологического выживания большинство нормальных членов старалось проявлять солидарность и единство, ибо только так можно было прожить и не иначе. Коллективизм преобладал в долгосрочной перспективе духа единства и солидарности, против которого время от времени восставал и бунтовал дегенерат, бравший всё руководство на себя одного любимого, но проигрывавший в долгосрочной перспективе перед инстинктом самосохраннения и коллективным здравомыслием большинства. Вообще, инстинкт самосохранения и коллективное здравомыслие большинства тоже являются проявлением духа, ибо в корне мотивированы психологическим состоянием здорового духа. Ведь не зря же существует крылатая фраза: в здоровом теле здоровый дух!!!

   Если и должна существовать классовая ненависть, то не по отношению к владельцам заводов, газет и пароходов, а в отношении всех тех, кто специально и нарочно сосредотачивает внимание на имущественном цензе. Якобы имущественный ценз повинен в разделении общества на класс имущих и неимущих. Делается попытка увода внимания от главных виновников всех исторических конфликтов, классовой борьбы. Кому же это выгодно? Дегенератам!!! Они спрятались за мифом зла частной собственности на средства производства. Им очень выгодно прятать себя за авансценой исторической борьбы, разворачивающейся между собственниками земельной ренты и промышленным капиталом, с одной стороны, и эксплуатируемыми массами, с другой стороны. Так они удовлетворяют свои пороки и потакают человеческим слабостям вопреки духу трудящихся и неимущих, денно и нощно проливавших и проливающих по сей день пот и кровь на заводах, фабриках, цехах и пр.

   Это миф, когда частную собственность на средства производства выдавали и выдают за причину зла на Земле. При таком мифе жил СССР!!! В какой-то степени сейчас его придерживается и вторая экономика мира - Поднебесная, но не до такого уровня фанатизма, какого можно было увидеть на пропаганде Советского союза. Адепты марксизма-ленинизма искренне ошибаются в том, что именно институт частной собственности закладывает основу всех социально-экономических противоречий – кризисов. Якобы ликвидация этого института и национализация – необходимое условие процветания народа. Пролетариат будет всегда терпеть поражение вследствие такого мировоззрения. Оно – данное мировоззрение - ущербное изначально по той простой причине, что игнорирует саму природу человеческого бытия, берущего начало из бесклассового первобытно-общинного строя. Казалось бы, где этот первобытно-общинный строй, а где сегодняшний развитый капитализм - между ними расстояние несколько тысячелетий. Ничего общего. И это фатальная ошибка. Игнорирование (неполное знание) всего того, что демонстрирует историческая ретроспектива «социального времени» (см. выше таблицу), привело, приводит и ещё раз приведёт к полному фиаско интересы эксплуатируемых, что гарантированно обеспечивает триумф для владельцев заводов, газет и пароходов, за которыми спрятались пороки и человеческие слабости всех тех вырожденцев, пришедших во власть государства. Не вследствие-ли всего этого разгадка состоит, что капиталисты на службу защиты своих интересов возводят всегда чиновников, против которых есть компромат? Вопрос непраздный. Он, скорее всего, академический, нежели обывательский. Ответ на поставленный вопрос даёт большие перспективы для построения новой идеологии будущего.

   Революция будет абсолютно бессмысленной, если остановится и удовлетворится только на огосударствлении отраслей народного хозяйства. Этого недостаточно! Достаточным условием будет являться именно осознание в необходимости транспарентного учреждения базы данных элиты страны. Именно прозрачность доступа к национальной картотеке даст возможность избежать злоупотребления закрытой базой данных, где фигурируют лица неблагонадёжной репутации. В противном случае, закрытый доступ к той базе – пролог к злоупотреблению информацией с целью шантажа и подкупа. Как раз-таки, закрытость даёт почву для «подчищения» автобиографии. А так всё всем станет известно обо всех лицах, принимающих судьбоносное решение в стране. И если даже человек с плохими автобиографией, послужным списком и генеалогическим древом станет «суперчиновником», то пусть знает, что ему дан исторический шанс со стороны народа. Ведь в силу прозрачности доступа к информации о нём компрометирующих материалов против него больше нет и быть не может, в принципе.

   Репутация станет сильнее власти, этика поведения станет выше закона. Тандем высокой репутации и этики поведения заставляет коррумпированную власть «пасовать», ибо нет компрометирующих козырей. Сильнее власти только безупречная репутация. Она создаётся мнением окружающих, тогда как автобиография пишется лично её носителем, представляющимся собственноручно с пристрастием и субъективно. Общественное мнение зарабатывается долго и тяжело, в то же время личная характеристика человека пишется им же самим в угоду своим амбициям. Поэтому англосаксонское слово «репутация» несёт в себе смысл однозначного определения лица, оценка которого строится общественным мнением, но не им же самим лично. Словом, биография пишется и подчищается, но репутацию же зарабатывают долго и тяжело. Нет ничего сильнее власти, кроме как безупречное мнение окружающих людей. Даже при наличии субъективных недостатков личности всё равно...

   Капитализм, трансформирующийся на сегодняшний день в посткапитализм, по-прежнему объективно томится духом обременения коррумпированности правительств. И хотя главным ресурсом власти при капитализме является капитал, в его недрах формируется новое содержание ресурса власти, за счёт которого рождается новый господствующий класс 21 века. Дух – вот новый ресурс для власти 21 века! Всё вернулось на круги своя!!! От чего ушло человечество, к тому снова и вернулось. Как и в эпоху первобытно-общинного строя проблема доминирования вождизма была бичом отката назад по спирали мировой истории, так и сейчас при капитализме, трансформирующемся в посткапитализм 21 века, проблема коррупции глубоко уходит в корень зла и добра аврамической религии. Коррупция и доминирование вождизма продиктованы желанием быть всегда на высоте над себе подобными. Капитал, как старый ресурс 20 века, зарекомендовывает себя лишь средством выражения данного желания в доминации над себе подобными. Капитал не гарантирует власть. Дух – гарантия власти. А репутация сильнее власти!!! Этика неподвластна законам.

   Краткий экскурс в историю человечества. Обращаясь к столбцу под названием «ресурс» (см. выше таблицу), господствующий класс во времена рабовладения расцвёл на основе применения насилия, с помощью которого и формировалось правление той эпохи древнего мира. Деспотия мощно применялась в качестве производительной силы для рабской жизни. Всему виной послужило в то время всё низменное животного качества происхождения. Человек стал товаром в буквальном смысле, то есть работорговля. Нельзя забывать, что и сама работорговля поощрялась вождями племён и родов. Однажды увидев, что у одного соплеменника «побрякушек» стало больше, другому захотелось поживиться тем, что бы своего сородича или соплеменника продать если не по рознице, то по оптовой цене в обмен на «безделушки», привезённые из далёкого и необъятного, но враждебно настроенного горизонта. Постепенно, объединяясь, горизонты ареала обитания становились менее враждебными для того или иного племени, как только вступали в союз племён. В результате чего нация рождалась, и насилие упразднялось или теряло свою роль в источнике происхождения материального богатства. На дворе наступила эпоха феодализма, где теперь аристократия обрела силу правления за счёт земли – латифундии. Но и она обязана своим происхождением применению силы, время от времени крестьянское восстание усмирялось военизированной профессиональной пехотой. Паразитирующийся образ жизни феодала нельзя ничем объяснить, кроме как вырождающейся аристократией. Отрицательная селекция дворянства как в Европе, так и в Азии столетиями паразитировала на теле крестьян. Человек по-прежнему зависел от прихотей господ. И только лишь одного воображения достаточно, чтобы представить, как жилось крестьянам под гнётом самодурства дворян Азии и Европы средневековья. Кровосмесительные браки среди аристократов были частыми случаями, в чём так или иначе проявилась историческая дегенерация господствующего класса.

 

III

   Постфактум истории человечества. Констатация фактов исторического прошлого наиболее объективно представляется в плане градации «социального времени» от рода к племени и от племён к одной нации, где при этом параллельно развивался социально-экономический прогресс перехода рабовладельческого строя в феодализм, а затем -трансформация феодального строя в развитый капитализм 20 и начала 21 вв. Постфактум и констатация данных фактов являются бесспорным контраргументом против исторической аналогии. Она – аналогия – хрупка и слаба в доказательном инструментарии своего применения хотя бы потому, что не является одним из способов научного обоснования. Поэтому реальная база «социального времени», основанная на прогрессе становления политических единиц, даёт ёмкое понимание постфактума истории человечества в призме градации общественно – экономических формаций. В частности, разберём наиболее подробно, казалось бы, не представляющие особой практической ценности для сегодняшнего дня анализ регресса «социального времени».

   Итак, Древний Рим. Нация «римлянин». Историки свидетельствуют, что одной из главных причин распада Римской империи явилось именно исчезновение института семьи. Семейные ценности перестали быть скрепами, на которых держалась военная мощь империи того времени. Фундаментальная причина государственного ослабления – это безнравственность, упадок морали. Хотя есть и другие оценки историков о том, что исчерпание серебряных горнодобывающих шахт на Перинейском полуострове заложило основу дефицита казны Римской империи. Однако нельзя забывать в свете вышеуказанного. Не секрет и далеко не тайна, что патриции рассматривали однополую любовь как привилегию и одну из роскоши, доступной только аристократам древнего Рима. То, что считалось на заре раннего христианства пороком, для патриция же – это плотское наслаждение и неординарное удовольствие, недоступное плебеям в силу своего статуса. Тем не менее, империя превзошла своё время и даже так называемое «социальное время», убежав далеко вперёд сквозь всех общественно-экономических формаций. Империя – характерная черта позднего феодализма и развитого капитализма. Ибо она есть союз наций или объединение нескольких государств, чего в рабовладении не было так сильно распространено на фоне родоплеменного уклада жизни. В эпоху рабовладения преобладала на Земле такая политическая единица, как племя или родоплеменное объединение, тогда как Римская империя смогла переродиться в результате создания республики, что означало по своей сути прогрессивное начало на пути становления к единой нации под названием «гражданин-римлянин». «Гражданин-римлянин» им мог стать представитель порабощённой территориальной периферии. Но история знает печальный исход то есть регресс империи. На руинах и окраинах её иноязычные племена оказались предоставленными самим себе. Сам же центр стал эпицентром человеческих пороков под предводительством «патентованных» вырожденцев-патрициев. В результате утопания римской аристократии в человеческих пороках нация (государство) распалась не только территориально, но и на ряд племён неминуемо обречённо. В итоге даже и племена находились на грани распада и распадались, в конце концов, на несколько родов по той простой причине, что внешний ареал территориального обитания представлялся враждебным на фоне войны всех против всех. Что это означает с точки зрения исторической ценности такого опыта?

   Ответ на этот вопрос следует искать в сегодняшнем мире коррупции. Например, в 20 веке президент Индонезии Сукарно сделал свою семью и ряд родственников неимоверно богатыми в условиях проживания племён и разных языков на множествах островов. Ведь известно, что Индонезия – это страна островов, то есть крупный архипелаг на экваториальной зоне Земли. Нечто подобное присходит по сей день на постсоветском пространстве. Чиновник в регионе ставит своих родственников на злачные места с перспективой «распила» бюджета. Более того, он суеверен и набожен (после крушения идеологии советского атеизма свято место пусто не бывает) настолько, что страх быть проклятым родом, из которого происходят его предки, заставляет ставить родственников на хлебные должности. Конечно, не только страх быть проклятым родными его толкает на коррумпированные шаги. Сребролюбие и алчность сыграли свою роль после длительного дефицита горбачёвской перестройки. Словом, каждый тащит в свой дом ровно так, как это делал во времена первобытно-общинного строя пещерный инстинкт выживания. Этот пещерный инстинкт физиологиеского выживания «гонит» чиновника всё «тащить и тырить» домой – себе любимому. Во имя своей семьи он рассматривает окружающий его мир враждебным и опасным ровно так, как в эпоху рабовладения каждый житель городища воспринимал всё, что окружает вне высоких стен и глубоких рвов, выкопанных вокруг и вдоль этих неприступных стен, смертельно опасным и угрожающим. И сегодня госслужащий из Третьего мира и даже Первого мира, придя на должность, обещаующую ему молочные реки и кисельные берега, воспринимает свою новоиспечённую для него очередную ступень карьерной лестницы как опасность временного пребывания и угрозу того, как бы не скатиться вниз по этой же лестнице, по которой он вскарабкивался, идя на жертвы, известные только лишь ему одному. От того он и рассматривает это возможно временное пребывание на должности со страхом и трепетом быть разоблачённым вплоть до уголовного преследования. Потому и представляется для него мир враждебным таким же, каким представлялся окружающий мир (времён рабовладения) для человека разумного недружелюбным и вражеским. Для гарантии быть неразоблачённым чиновник-коррупционер по-стахановски перевыполняет план воровства и ограбления национального достояния. Его иллюзия подкупа всего и всех становится реальностью, что он начинает думать о своём могуществе, утопаясь в человеческих пороках и слабостях. Он думает, что, сидя на уворованных денежных мешках, сможет защититься от правосудия. И защищается-таки, как показывает практика на постсоветском пространстве. Аналогичное происходит и в Африке, и Латинской Америке, и ... Здесь его ошибка состоит в том, что он не осознаёт свою историчность, то есть повторение шагов вождя-дегенерата, обрёкшего своё племя на распад, на ряд родов и семей. Откат государства от единства нации к родоплеменному устройству общества при неугомонном уровне коррупции неминуем. Государство распадается на племена и рода и, кроме того, гарантировано, если национальная элита перестаёт быть таковой. История человечества знает множество примеров. Например, распад империи под названием СССР на ряд национальных суверенитетов, которые, по сути своей, сейчас выступают своеобразными франкенштейнами, внутренне раздираемыми интересами семьи, рода и племени. На низах общества бывшего Советского союза, как и в национальных элитах отмеченного бывшего союза, восприятие окружающего мира происходит с тотальным чувством глубокого недоверия. Недоверие между этими национальными элитами (конфликт в Нагорном Карабахе, Крым 2014 года, Приднестровье, ошские события в 1980-х гг.) продиктовано историческим пережитком, который в посткапитализме 21 века давно перестал быть определяющим фактором физилогического выживания. Данным пережитком является ареал враждебности внешего мира.

   Чтобы понять этот пережиток, следует сосредоточить внимание на следующем характерном в условиях нынешней России. Спустившийся с гор Кавказа представитель рода или племени, который привык рассматривать внешний мир как добычу, ведёт себя во МКАДе вызывающе и агрессивно. Не зря же существует фраза: мужчина-добытчик. Он не виноват в том, что такой, ибо это его условие выживания, благодаря которому выжили его предки. Интересы его семьи превыше всего, от неё зависит его род, а от его рода – всё племя. Всё, что вне семьи, становится объектом добычи, его пребывание в так называемом гражданском обществе демократии является для него средой социальной адаптации для лично скрытых намерений. Как только ему удастся занять положение в этом обществе, он незамедлительно впадает в эгоцентризм. Если ему уготовили должность, коррумпирует всех вокруг себя. Коррупция вокруг него – это одновременно и возможность, и враждебность. Всё это похоже на то и аналогично тому, как себя вёл человек разумный в эпоху первобытно-общинного строя и во времена рабовладения. Человек разумный с тех незапамятных времён ареал естественного обитания видел только в кругу жизни своей хижины и пещеры, где окружал его род. Всякий представитель другого рода для него – враг и добыча, то есть жертва. Война не на жизнь, а на смерть одного рода против другого рода есть ничто иное, как условие личного выживания того или иного вождя, выжившего в результате этой межродовой войны на камнях, луках, ножах и дубинках. Вождь рода - общины – в целях сохранения личной власти над несколькими семьями, из которых состоит этот род, сталкивает лбами данные семьи, находясь над схваткой. Он специально и нарочно сеет интриги и заговоры одной семьи против другой внутри рода, над которым восседает как глава – лидер общины, разделяя их между собой и властвуя. Он хочет властвовать порочно и аморально, И в целях недопущения снизложения доверенных ему всем родом полномочий правления старается всегда быть на высоте доминирования во что бы то ни стало. (Напоминает политику 21 века в странах Третьего мира и даже Первого мира). Этот выродок хочет безнравственно пребывать над себе подобными. А если ему не удастся, или же видит угрозу потери своего статуса как лидера, то ведёт род свой на войну против соседствующего рода, убеждая в необходимости рассматривать соседей как добычу. Ведь всё, что находится вне границ ареала обитания, - это добыча и жертва. В результате данной межродовой войны рождается победа одного рода, которая, на самом деле, для учёных – историков и социальных психологов - должна представляться объектом углубленного изучения. Благодаря этой победе происходит исторический факт полезности дегенерата-вождя, поведшего свой род на войну против других сородичей. Он, сам того не подозревая, заслужил своей дегенеративной ролью личности в истории стать героем – инициатором – межродовой интеграции через победоносное объединение всех родов в одно племя, хотя с самого начала им преследовался личный интерес сохранения своего положения лидерства над родом, над которым ему доверили отправлять полномочия. Тем не менее, мавр сделал своё дело, мавр может уходить с исторической авансцены. Его лидерство полезно в краткосрочной перспективе, в долгосрочной же перспективе он бесполезен и, более того, смертельно опасен для всего племени, который путём той самой победы ему удалось объединить из нескольких разрозненно враждовавших между собой родов. Его угроза для племени состоит в личной дегенерации пороков и человеческих слабостей. Здравомыслие большинства внутри племени одерживает верх над его слабостями и невыносимыми выходками.

   Таким образом, можно сделать вывод. Вырожденцы, выродки во власти полезны в краткосрочной перспективе, тогда как в долгосрочной преспективе их дегенерация оставляет желать лучшего. В этом и состоит их полезность, что готовы всегда выступать инициаторами социальной интеграции нескольких родов в одно племя и активистами в социальной революции конца 18 века во Франции и начала 20 века в России. Там, где революция, дегенераты тут как тут. Но это не означает, что революция делается только ими. Всего навсего, исторически следует лицезреть корень всех социальных конфликтов и межклассовой борьбы на авансцене мировой истории. Автором делается попытка выявить двигатель истории человечества. Если Адам Смит открыл невидимую руку рынка в экономике, то в данном случае выявлен двигатель в мировой истории.

   Экономика Адама Смита. Его заслуга состоит в идее принципа невидимой руки рынка, которая верховодит экономическими процессами. Эгоцентризм покупателя и продавца толкает обоих вступить в интеграцию двухсторонних интересов одной сделки. Что касается исторических процессов, то, на взгляд автора, здесь выступает тот же самый эгоцентризм выживания дегенерата во власти. Его личное желание удержаться за бразды правления толкает на то, что:

1. В первобытно-общинном строе по причине засухи, угрозы голода и климатического катаклизма лидер в целях сохранения своего положения – доминирования над себе подобными сородичами ввергает свой род на межродовую войну. Вследствие чего в долгосрочной перспективе данная победа служит положительным фактором интеграции нескольких родов в одно племя.

2. В эпоху рабовладения он, как вождь племени или нескольких племён, убеждает враждовать с соседними племенами не на жизнь, но на смерть, рассматривая соплеменников в качестве рабов – жертв работорговли. Рождается путём победы союз племён, то есть недосоюз недонации.

3. Во времена индустриального капитализма 20 века вождь нации убеждает, что Первая и Вторая мировые войны необходимы как кислород для имперской нации, ибо только так и представляется выйти из мирового кризиса капитализма. В результате военного поражения рождается одна нация победивших и побеждённых.

4. В будущем посткапитализма гибридные войны 21 века зарекомендуют себя ещё одним фактором интеграции мира в единую глобальную империю, где не будет разнообразия государств и наций. Сеяние страха перед гибридизацией современных войн – необходимое условие для выживания национальной элиты, вознамеревшей быть на высоте доминирования во что бы то ни стало. Мажоритарная часть национальной элиты, состоящей из порочных людей и слабых силой волей перед низменными человеческими качествами, выступит скрытым инициатором враждования с внешним миром.

Четвёртый пункт вероятностный. Про него нельзя констатировать как постфактум. Будущее покажет, хотя уже сегодня диву даёшь тому, что всё старо как мир. Мир недалеко ушёл!

 

 

Это не эволюция Чарльза Дарвина. Цель фотографии не в пропаганде обезъяноподобного происхождения человечества. Миссия человека - сквозь вектора социального времени обрести духовную сущность самого себя. Ни при первобытно-общинном строе, ни при рабовладении, ни даже при феодализме и капитализме вместе взятых человеку так и не удалось обнаружить свою истинную природу. Под человеком подразумевается именно та самая замысловатость, с которой связывают неразрывное соотношение между первичностью сознания и вторичностью бытия и, наоборот, между первичностью бытия и вторичностью сознания. Но одно здесь нельзя упускать из виду - миссию человека сквозь вектора социального времени.

Если одно слово "созидание" соединить с другим противоположным словом "разрушение", то получится сочетание созидательного разрушения. Война - это созидательное разрушение или, как говорят геополитики, война - это та же политика, но только иным способом. Нельзя забывать, что Первая и Вторая мировые войны лишь выполняли задачу громоотвода от истинных хозяев мира. Немцы в 20 веке были два раза козлами отпущения за грехи панов. Что касается СССР, то он послужил во Второй мировой войне своеобразным жертвоприношением ценою обретения своего политического субъекта на мировой арене геополитики 20 века. Словом, паны дрались, а у холопов чубы летели. Паны - это хозяева мира капитализма, холопы - это стравленные друг против друга во Второй мировой войне Советский союз и Германия. Короче говоря, разводили...

IV часть

   За социальным временем градации рода в племя и ряда племён в нацию, а затем и одной нации в империю наций (скрывается) содержится глобальная демография. Следовательно, демографический рост, во многом, обязан своим появлением на свет божий именно отмеченной градации социального времени. Системным ограничителем здесь выступает константа в лице института власти вождя. Константа качественная, но неколичественная. Психиатрия вождизма преследует весь процесс становления рода в союз племён и союз племён в нацию одного языка, объединяющего все диалекты разных родов и племён в единую речь внутринационального общения, что прокладывает путь в дальнейшем к созданию империи нескольких наций. Стало быть, бионегативный фактор личности в мировой истории – это закономерность в силу эмпирически установленной константы вождизма. От неё нет избавления, в принципе. Только бескопромисная ампутация – решение проблемы бионегативного комплекса власти. Идеология в этом и состоит, что она зарекомендовывает себя оружием будущего по отношению к узурпаторам власти. Но нельзя забывать, что закономерность не ликвидирована, иделогия бессильна перед этой константой мировой истории комплекса вождя. Как было выше отмечено, в краткосрочной перспективе такие личности в истории полезны как главные инициаторы социального объединения, тогда как в долгосрочной же перспективе этот мавр должен уходить, ибо мавр сделал своё историческое дело и может уходить. В противном случае, полная дегенерация нации и даже империи обеспечена.

   Казалось бы, ну, как можно быть бионегативным на фоне разделения властей и системы сдержек и противовесов в 21 веке биполярного и однополярного миров?

   Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо знать экономическую составляющую в демографическом росте. Демографический рост – это производная социального времени. Очевидно, что хозяйство одного племени уступает рынку сбыта союза племён – нации. Внутри одной нации развивается масштаб рынка сбыта, превосходящего по соседству убогое хозяйство нескольких родов, величающих себя в принадлежности к одному племени с вымирающим диалектом. Отсюда следует, что разделение труда многообразнее именно в союзе племён, чем в объединении нескольких родов, а значит, и рынок сбыта в первом намного больше, чем во втором. Следовательно, разделение труда – это тоже производная социального времени. И демография, и разделение труда вкупе выступают производными от социального времени. И в этом тавтология, без чего иделогия не может обойтись.

   Системным ограничителем, сковывающим градацию социального времени, выступает бионегативная роль личности – вождя племени, нации и империи. В частности, глава общины, состоящей из нескольких родов, в результате манипуляций и эксплуатации общественного интереса в угоду личного эгоизма разорил казну и тем самым стопорит разделение труда внутри этого хозяйства, что влечёт за собой угрозу голода и порабощения другими. Аналогично и дело обстоит в стагнации национального единства: узурпация разделения властей и системы сдержек и противовесов доводит до дробления нации на территориальный сепаратизм племён с целью отделения от этого национального самоопределения. В результате чего разделение труда снижается вслед за уменьшением народонаселения. Экономика хиреет – таки.

   Рынок сбыта и разделение труда прямо пропорцианально растут вследствие социального времени. Империя, индустрия которой демографически зиждется на разделении труда, выигрывает перед той или иной нацией, имеющей внутри себя в силу малочисленной демографии, во первых, небольшой рынок сбыта и, во-вторых, скудное межотраслевое разделение труда. Системными ограничителями империи зарекомендовывают себя узурпаторы в лице наследственных кланов и семейных интересов, а для нации системными ограничителями выступают личные интересы одного вырожденца, поставившего государственные интересы ниже своих эгоистических. Всех их объединяет одно – отстутствие генеалогического древа, психиатрического обследования и состава репутации. Бионегативная генетика в ретроспективе трёх поколений должна быть ядром борьбы, направленной против них же самих. Более того, профилактическое предупреждение на три поколения вперёд должно быть необходимимым хотя бы потому, что информированное общество не наступит на одни и те же грабли. Тем не менее, если исходить из краткосрочной перспективы полезности этих вырожденцев для дела интеграции и объединения, как инициаторов, константа неизбежна, ибо в этом и социальное оружие их, что род, племя, нация и империя находятся в ловушке так называемой социальной адаптации дегенератов во власти. Нельзя забывать, что в восхождении на олимп властолюбивые люди скрывают себя искуссно, денно и нощно. Единственная надежда против них таится лишь в том, что, как только они достигают вершины своего успеха, сбрасывают личину необходимой социальной адаптации, и тогда становится ясным для окружающих с поздним зажиганием в том, что перед ними полный дегенерат, дорвавшийся.

   Итак, по мере демографического роста в мировой истории происходило разделение труда благодаря расширению рынка сбыта, сковывание которого базировалось на узурпации власти. Данное сковывание рынка сбыта ликвидировалось историческим путём уничтожения ненормальных властолюбивых вождей, зарекомендовавших себя в результате манипуляций и эксплуатации общественных интересов в угоду личным. То есть: экономика одного рода меньше экономики нескольких племён разных диалектов, но интегрированных под эгидой одного языка, а экономика нации, состоящей из союза нескольких племён, уступает экономике империи или союзу нации.

  Например, империя Чингисхана служила политическим мостом логистики между Востоком и Западом. Так называемый Великий Шёлковый путь объединял все рода и племена, говорившие на тюркской группе языков. Экономика Чингисхана неплохо повлияла на демографический рост славян, что лишний раз доказывает о непртиворечивости концепции градации социального времени. Мир на Великом Шёлковом пути расширял рынок сбыта от Востока до Запада, подключая к нему соседствующих. В какой-то степени империя Чингисхана выполняла инфраструктурную роль внешнеторогового спроса, без чего, согласно классическому определению, не получилось бы предложение товаров с Востока и Запада. В этом и состоял анахронизм империи Чингисхана, что его своеобразная инфраструктура обеспечения мира на Великом Шёлковом пути больше не могла выступать в роли спросообразующего фактора на расширяющемся рынке сбыта товаров Востока и Запада. Его военная оборона того самого пути логистики служила фактором спроса на товары Поднебесной и европейских королевств до поры до времени. Постепенно фактор спроса стал концентрироваться на других экономических элементах хозяйствования, например, на создании банковского дела протестантской Европы.

   С точки зрения 21 века Чингисхан и его потомки выполняли миссию формирования инфраструктуры спроса, которая выражалась в обеспечении военной обороны Великого Шёлкового пути. Что касается Центрального банка 21 века, то его роль станет тоже анахроничной в деле обеспечения спроса на товары и услуги. Словом, в каждую историческую эпоху была своя анахроничная инфраструктура спроса, определявшего рыночное предложение товаров и услуг в призме градации социального времени.

 

 

 

V часть

    Чем глубже в историю человечества окунаться, тем больше и больше предстаёт картина, лишённая статистики, без которой нельзя сделать какие-либо заключения и выводы. Невозможно количественно оценить. Cделать качественную оценку - единственная возможность. В частности, Римская империя Древнего мира и империя Чингисхана развивались на базе демографического роста, происходившего за счёт военной экспансии. Сама же военная экспансия снабжалась провизией из завоёванных территориальных рынков сбыта. Для отмеченных двух мировых держав, просуществовавших в разные эпохи, но опередивших вектор социального времени (о социальном времени см. табл. в первой части), инфрастурктурой спроса служила военная оборона территориальных завоеваний от варварских посягательств и притязаний. Экстенсивное расширение земель империи происходило благодаря мотивации, в корне исходящей от определённых личностей, наделённых вырожденческими агрессивными качествами человеческого характера. Очевидно, что сам Чингисхан хоть и был незаурядной личностью, однако его инициатива в объединении всех племён и народов представляется объектом научного исследования в плане криминальной психиатрии и социальной психологии, что сделать весьма и весьма сложно из-за неимения исторических фактов и улик против него. Ведь убей одного человека - ты преступник, убей сто человек - ты серийный маньяк, но убъёшь десятки миллионов человек – великий император, достойный вхождения в мировую историю на века. Точно так же дело обстоит и в отношении таких императоров, как Калигула, Нейрон и др. В один ряд с ними становятся Адольф Гитлер, Иосиф Сталин.

   Ключевым явлением, среди всего прочего, выступает исторический момент формирования инфраструктуры спроса, без чего не получится сделать настоящую империю. И Чингисхан, и Калигула, и Адольф Гитлер были экспертами своей эпохи, они действовали сообразно велению требований того времени. Рыночный спрос на товары и услуги Древнего мира создавался на базе обеспечения военной экспансии Римской империи, спрос на шёлк Поднебесной удовлетворялся на базе военной обороны логистики Великого шёлкового пути, спрос на индустриальную промышленность национал-социализма Адольфа Гитлера обеспечивался возрождением военной обороны. Тавтология военной обороны намеренная. В 21 веке армии НАТО и КНР – самые многочисленные в своём составе и технологически оснащённые в глобальном масштабе агрессивности. Именно они служат функцией обеспечения глобальной инфраструктуры рыночного спроса на товары и услуги 21 века. Центробанки в силу наступающего цикла десервизации (см. характеристику цикла здесь) больше не смогут снабжать деньгами экономику по той простой причине, что денежный мультипликатор современной двухуровневой банковской системы равен около единицы – это во-первых, во – вторых, святая святых мирового бизнеса долгосрочно убыточна, а если же и положительна, то всё равно ниже процентной ставки кредитования и, в третьих, сами учётные (процентные) ставки денежной власти стран-членов НАТО находятся в отрицательных значениях или около ноля. Конечно же, Япония – не член НАТО (см. ссылку), однако за ней закреплён статус внеблокового члена НАТО. Точно такой же статус есть и у Южной Кореи. Обе страны участвовали в операции «Буря в пустыне» 1991 года. По вышеперечисленным трём причинам центробанкам уготована роль стать хедж-фондами мира, что и наблюдается пока сейчас в скупке американских корпоративных ценных бумаг банком Швейцарии и отечественных транснациональных корпораций банком Японии. Сама роль становления в хедж-фонды мира означает дегенерацию функции центробанка.

   Наступает время глобальных империй 21 века. Римская империя Древнего мира и империя Чингисхана опередили своё время на фоне преобладания родоплеменного уклада хозяйствования прошлых эпох. Рода и племена в окружении империи Чингисхана меркли так же, как и Римская империя затмевала собой примитивный уклад отдельно проживавших родов и племён. В настоящее время есть только нации. Но и национальность теперь проигрывает союзу государств – империи 21 века. Инсайдеры эпохи посткапитализма 21 века – это глобальные империи со своей инфраструктурой спроса. Индустриальный уклад хозяйствования в большей части продиктован именно феноменом нации, то есть государственность. Теперь нации – такие же аутсайдеры мировой истории, какие были в полном проигрыше рода и племена перед исторической роскошью жизни Древнего Рима и ставки империи Чингизидов. Государства 21 века уходят на задний план исторического развития мира. Они померкнут аналогично тому, как рода и племена затмевались резко и контрастно величием уровня жизни центра древнего Рима и ставки Чингизидов.

   Очевидно, что рынок сбыта внутри отдельного государства с малочисленной демографией проигрывает во многом рынку сбыта глобальной империи 21 века, в которой самый большой демографический состав наций, говорящих на одном и том же официальном языке доминирования. Аналогично тому, как в далёком прошлом хозяйство одного племени с вымирающим диалектом общения уступала экономике нации, состоявшей из ряда племён под эгидой одного языка, ровно так же и сегодня суверенитет той или иной малочисленной нации находится под угрозой исчезновения или медленного, но верного ослабления с последующим поглощением во внутрь одной империи 21 века. Отныне государства становятся на место племён и родов, которые исчезли из поля зрения мировой дипломатии. Государства сейчас меркнут и ныне затмеваются на фоне той или иной мировой державы 21 века, которая включает в себя ряд наций. Межгосударственная интеграция и разделение суверенных полномочий между несколькими столицами мира на пути создания одной мировой державы является на сегодняшний день тенденцией развития мировой дипломатии. Гордые и малые суверенитеты наций проигрывают на сегодняшний день и проиграют - таки в нежелании интегрироваться в одну империю. История человечества знает немало примеров исчезновения родов, племён и даже целых наций, вбиравших в себя много и много племён со взаимно похожими диалектами одного и того же внутринационального языка. По сведениям источников, в мире исчезает каждые пятнадцать дней по одному языку.

   Исчезновение государств и ослабление национальных суверентитетов – это звенья одной цепи социального времени градации нескольких семей в один род, нескольких родов в одно племя, нескольких племён в одну нацию – одно государство, нескольких государств – наций - в одну мировую державу. И это диктуется исторической закономерностью расширения рынка сбыта, с одной стороны, и демографическим ростом, с другой стороны, где присутствует качественная константа вырожденческого потенциала комплекса власти (Наполеона).

    Доминирование вождизма в нынешнее время закамуфлировано изящно. Оно не бросается прямо в глаза так, как было во эпоху первобытно-общинного, рабовладельческого, феодального и раннего капиталистического строев. В развитом перезревшем капитализме есть высшее образование, государственные регалии, звания, награды, принадлежность к тому или иному статусу внутри среднего класса и прочее. В общем, и в структурах межгосударственного союза власть «напичкана» личностями с высокой социальной адаптацией. Они латентно бионегативные, а потому и скрывают себя. В 21 веке намного сложнее идентифицировать того, кто перед тобой. Какой человек стоит у принятия решения? Махровость властолюбивого вырождеца – вот в чём вопрос. Данный вопрос непраздный, ибо ответ на него затрагивает всю палитру проблем социально-экономического развития, которая в настоящее время выступает проблемой номер один в постпандемии 2021 года.

   Чтобы понять постановку вопроса, необходимо знать проблему детского воспитания в семье. То есть дети и их пребывание в семье. От этого зависит любой социум, ячейкой которого является, прежде всего, здоровая семья. Но что такое здоровая семья? Ответ на этот вопрос даёт понять вышеупомянутый непраздный вопрос махровости властолюбивого вырожденца, которого очень нелегко обнаружить в силу его способности социально адаптироваться в любом обществе нормальных людей.

   Семья, состоящая из нормальных супругов, рождает здоровых детей. Это один случай, который репрезентативен в большей части населения. Но другой случай, если ячейка общества состоит из:

1. Один из супругов - ненормальный человек с бионегативным генеалогическим древом происхождения.

2. Два супруга – бионегативные люди с вырожденческими наклонностями к комплексу власти – доминирования.

3. Неполная семья, состоящая, в основном, из одной мать - одиночки, которая может быть либо нормальным родителем, либо же ненормальным родителем с отклонениями он нормы поведения в обществе.

Рассмотрим по отдельности друг от друга эти три семьи.

   Первая ячейка представлена патриархально властным отцом-мужем или же матриархально властной матерью-женой. Дети здесь вырастают с типичной моделью поведения доминирования над сверстниками, видя это всё дома на примере взаимотношений родителей. При этом отец, он же муж, может быть тираном, деспотом, физическим насильником. Или же, наоборот, жена, она же мать, является человеком, получающим удовольствие от психологического насилия над своим мужем и манипулирующим детьми в плане достижения своих целей, как меры воспитания. Такие дети, видя на всё происходящее дома, знают, что такое физическое насилие, причиняемое отцом-мужем, и ложь, обман, психологическое насилие, наносимое матерью-женой. Впоследствии уже на заре своего детского воспитания общество получает детей, способных по примеру отмеченных родителей наносить сверстникам в детском саду и школе как физическую боль, так и психологическую травму. От чего неокрепшая психика этих чад получает на раннем этапе становления личности неординарный духовный злополучный вкус удовольствия. Становясь взрослой личностью, данные дети получили то, чего нет у нормальных детей, выросших в физически и духовно здоровой ячейке общества – семье. А получили они негативную наследственную наклонность наносить вред и боль окружающим людям – сверстникам, одноклассникам, друзьям, коллегам по работе, сослуживцам и др. Вред и боль могут быть и в физическом плане, и в психологическом плане. Если это дочь, то она, будучи женщиной, будет наносить чаще психологическое насилие в силу своей женственности, хотя не исключено, что и женщины с удовольствием тоже прибегают к физическому угнетению. Если это сын, то он, как мужчина, будет склонен прибегать в решении конфликтов к уголовному преступлению и телесной расправе. В итоге социум получает глубоко травмированных ещё в раннем детстве двух личностей, которые, на самом деле, генетически унаследовали порок от одного из родителей. Получается замкнутый порочный круг: травмированные дети с наследственным пороком вливаются в общество, а общество инкубационно пребывает в состоянии социального брожения от этих дегенератов. Именно так и было преимущественно в первобытно – общинной, рабовладельческой и феодальной формациях. До тех пор, пока в процентном соотношении по мере демографического роста их было мажоритарное количество, первобытно-общинный, рабовладельческий и феодальный строи находились в тисках доминирования психиатрии вождизма. Только по мере увеличения демографического состава процент вырожденцев относительно сокращался и из мажоритарной доли доминирования этих людей превращался в миноритарную долю малого влияния от этих бионегативных людей. Именно вышеуказанные три общественно – экономические формации вкупе последовательно шли друг за другом внутри одного исторического цикла деаграризации, охватывавшего самый длинный временной период истории человечества, начиная с древнего Египта и кончая 19 веком.

   Теперь проанализируем самый тяжёлый случай родителей, где оба выступают патентованными и единственными в своём роде вырожденцами с высокой социальной адаптацией. Они могут работать даже министрами, директорами, занимать высокие посты в иерархии чиновников, а также преуспевать в личном бизнесе. Но дома на глазах детей оба супруга демонстрируют нечто, от чего нормальные семьи бегут как чёрт от ладана. То есть развод. Но до развода подрастающие наследники являются свидетелями конфликтов между родителями, где один другому не уступает и не собирается... В результате такого долгого пребывния детей в неблагополучной среде домашнего обитания вырастают дети с очень высоким уровнем отсутствия сочувствия – эмпатии – к окружающим. Дочери и сыновья в данных конфликтных семьях лишены были должного внимания со стороны родителей и необходимого уровня воспитания. В конце концов, социум, если это род или племя, получает детей из неблагополучных семей, где всегда были ссоры, скандалы. Молодые люди не могут жить нормально внутри племени, нации, они идут намеренно на уголовное преступление.

   Что касается традиционной семьи, состоящей из мать-одиночки, то в 21 веке это обычная ячейка государства. Традиционная, на взгляд автора, не в том смысле, что муж и жена – гетеросексуальная пара, а в том представлении, что сейчас очень и очень много неполных семей, где стандартом выступает один родитель в лице только мамы (отец-исключение из правила). Дочь повторит судьбу матери высоковероятно, то есть ранняя подростковая беременность вследствие раннего секса. Но даже и пуританское воспитание дочери не гарантирует благополучное будущее её, как счастливой женщины, потому что в 21 веке свободных нравов ей уготован путь многократных бракоразводных процессов. Она будет глубоко несчастным человеком, которому будет эгоистически не до детей, а если же и будет в её жизни ребёнок, то она не в силах будет отдать всю себя чаду. И это чадо обречено на не до конца полученную неполноценную материнскую любовь. Если же сын воспитывается в условиях безотцовщины, тогда вероятность того, что в будущем перед нами преступник или инфантильная детина с безответственностью очень высока. Дети циркулируют в круговороте от социума к семье и обратно - от семьи к социуму. Если дети больные и ненормальные в подавляющем большинстве, то и государство, то есть нация, соответственно далеки от нормы. Вывод таков, что крайности в матриархате и патриархате – это залог ненормального общества – социума, которым в разную эпоху выступали род, племя, нация и империя... Необходима золотая середина между матриархатом и патриархатом в семейном устройстве общества. Однако этого недостаточно. Достаточно будет, если обращать внимание элиты на её генеалогическое древо и психологическое здоровье нации. А ещё лучше будет так, если создать государственную базу данных биографии, генетики в трёх поколениях.

VI часть

   Чем мотивирована качественная константа бионегативности человека? Постоянным желанием доминировать над себе подобными. Данное желание есть концентированное выражение подавленного садизма внутри себя. Он врождён генетически.

  Практика показывает, что желание властвовать над людьми мотивировано ещё и другими комплексами неполноценности, которые вкупе выступают проявлением одержимости. Против этой одержимости только дух и может себя противопоставить. Нормальный человек, не обременённый этими комплексами, не сможет конкурировать с дегенератами в борьбе за власть, ибо политическую конкуренцию выигрывают именно постоянно одержимые желанием доминировать над себе подобными. У нормального человека нет этого желания. А если и есть, то в силу отсутствующей особой врождённой вырожденческой генетики, которой наделён, как раз – таки, бионегативный индивид, он – нормальный человек – рано или поздно сдастся или проиграет тому самому, против которого «попёр». В отличие от вырожденца у психически здоровых людей, в принципе, нет и не может быть такого, чтобы постоянно себя держать психологически на взводе – взгонке. Только дегенерат так сможет себя вести. В этом награда инволюции отбора. Социальная адаптация скрывает - закамуфлирует – инволюцию отбора так, что непосвящённому в загадки природы комплекса власти (Наполеона) будет трудно отличить друг от друга того или иного рвущегося к власти политика. Сейчас среди них есть и доктора наук, и инженеры, и артисты, и писатели и пр. Интеллигентность – ещё не гарантия безопасности для социума. Она в истории человечества повинна не раз и не два. Ей ещё предстоит испытание «временем социальным».

   Механизм взаимодействия заключается в существовании двух форм потребления:

1. Физиологическая.

2. Духовная (социальная).

Содержанием первой формы выступают физическая потребность в еде, тепле и т. д.. Содержанием второй формы является именно та потребность человека, продиктованная социальной природой его происхождения. Известно же, что человек – это, прежде всего, социальное существо. Он немыслим вне общества – социума. Поэтому только внутри этого общества удовлетворяется эта социально-духовная потребность. Вследствие чего происходит доминирование вождизма. Здесь заявляет о себе вся палитра диагнозов психологических расстройств личности. Однако в рамках заданной цели формирования идеологии, как оружии будущего, нет надобности раскрывать подробно проблему психологических расстройств личности. Заинтересованные могут сами обратиться в учебники по психологии и ознакомиться. Лишь вскользь следует упомянуть, что психологи различают два основных вида расстройств личности – это нарциссизм и психопатия. Что касается социопатии, то она, как было отмечено в предыдущей части, выработана намеренно в человеке до уровня условного рефлекса проявления человеконенавистничества. Следовательно, социопатам нет снисхождения, тогда как нарциссы и психопаты – генетически больные люди. Им место в психиатрических лечебницах. Нарциссов и психопатов следует постоянно обследовать на предмет их психологического расстройства личности. 21 век медицины имеет все основы для этого. Ведь прошла пора социального брожения во времена рабовладения, феодализма и раннего капитализма, когда удельный вес социальной дегенерации определённого количества людей был очень высок и играл мажоритарную роль доминирования вождизма. Под социальными брожениями подразумеваются социальные конфликты, обострение классового антагонизма, революция и пр. Теперь в силу демографического взрыва на планете Земля в 21 веке доля этих бионегативных людей снизилась до миноритарного уровня незначительного влияния на принятие решения. Однако они заявляют о себе в той или иной стране, где присутствует режим. От них человечеству нет избавления, в принципе. Они являются двигателем истории. Без их инициативы в краткосрочной перспективе нет прогресса. В долгосрочной же перспективе они опасны и вредны для общества. Из – за них, если это национальное государство, зарождается территориальный родоплеменной сепаратизм. Если же это союз наций, например, Советский союз, зарождается парад суверенитетов ряда раздробленных наций с внутренним малым рынком сбыта.

   Макроэкономика – это, прежде всего, духовная форма потребления. Физиологическая форма потребления зависит от духовной формы. Если во власти государства находятся индивиды с неудовлетворённой потребностью в доминировании над себе подобными, то макроэкономика обречена на отставание от передовых демократий. Внутренний рынок сбыта будет закован в тисках одержимых мужей власть предержащих, обременённых психологическими комплексами неполноценности, в чём выражаются психопатия, социопатия, нарциссизм и пр. Они сдерживают развитие рынка сбыта. Люди вступают в социальные отношения, не подозревая, что их развитие обречено вышестоящими над ними пороками и человеческими слабостями.

   Топ-менеджмент крупного бизнеса должен и обязан совершенствовать ряды лучших представителей компании из людей, лишённых всяких дефектов в плане их психологического здоровья. Пренебрежение данным фактом – залог проигрыша в глобальной конкуренции 21 века. Быть может, в краткосрочной перспективе инициатива возможна со стороны, как раз – таки, руководителей – нарциссов, директоров – психопатов, президентов – социопатов. Но в долгосрочной перспективе бизнес ими обречён. Без постоянной ротации власти в компании не будет успеха крупного бизнеса.

   Экономика не в последнюю очередь зависит от того, какой социум в ней преимущественно функционирует. Экономика нации проигрывает экономике империи, что очевидно. Рынок сбыта одного племени уступает национальному рынку нескольких племён, объединённых в одно суверенное государство. И когда в СМИ сообщают, что экономический рост зависит от роста занятости, обуздания инфляции и фискальной политики, то упускается из вида роль рынка сбыта – состояние демографии. Роль политических единиц нельзя не дооценивать в экономическом анализе. Родоплеменное хозяйство двух эпох - рабовладения и феодализма – было недоразвитым из – за присутствия во власти одержимых доминировать. В этом и вся экономика. Научно – технический прогресс вторичен здесь. Первично то, что чем более демократическим выступает государство, состоящее из объединённых племён одной нации и одного языка, тем более роль личности принижена внутри власти, тогда как роль личности в системе частных, общественных отношений вознаграждается по мановению талантов. Принижение её во власти и возвышение её во вне властных отношений – залог научно – технического прогресса. Если же происходит наоборот, то есть возвеличивание до уровня диктатора и низложение таланта до пренебрежительного уровня безразличия со стороны общества, тогда НТП не будет. Является – ли отмеченное постулатом или аксиомой? Почти. С этим следует смириться, то есть уверовать, что звучит как идеология, которая выступит оружием будущего!

   Нормальные люди абсолютно лишены потребности быть оценёнными в глазах общества (им этого и не нужно), про что нельзя сказать в отношении людей с нарциссическим и психопатическим расстройствами личности. Для ненормальных индивидов – нарциссов, психопатов и социопатов – "духовное потребление" заключается в приобретении ресурса. Эти ресурсом выступают нижеследующие:

1. Эмоциональная потребность в превосходстве эго.

2. Физическое причинение вреда, боли и даже смерти.

3. Нанесение психологических травм.

Так же, как в животном мире существуют жертвы для хищников, есть жертвы, которые попадаются в сети ловушек нарциссов, психопатов, социопатов, абъюзеров. Последнее заимствовано из курса психологии. Для людей с диагнозами психиатрии вождизма обозначенные три вида ресурса жизненно необходимы в ежедневном рационе "духовного потребления".

   Психология содержит богатый практический опыт наблюдения за всеми обозначенными диагнозами. Подробное знание их не входит в рамки предлагаемого автором текста. Заинтересованные могут сами обратиться к определённой литературе по психологии и криминальной психиатрии. Что касается криминальной психиатрии, то она очень интересна хотя бы тем, что преследует мотивы преступления, на которые идёт субъект преступления, предвкушая жертву – объект преступления. За мотивами всегда скрывается корень – источник, который и следует диагностировать, прежде всего. Одной политологией и экономической теорией не получится исследовать политику мира, в общем, и политику государства, в частности. Сюда необходимо подключать криминологию, изучающую мотивы «духовных хищников», выбирающих себе в качестве жертвы весь социум, который в эпоху рабовладения был родом, в эпоху феодализма был племенем, а в эпоху капитализма – целая нация. Возникает вопрос: а в качестве жертвы «духовного хищника» могут выступить народы одной империи? Не зря же существует международный уголовный суд в Гааге, где судят за преступления против человечества. Общественная наука игнорирует фактор "духовного потребления". А следовало бы знать, что для «духовных хищников», которыми являются психопаты, социопаты, нарциссы, абъюзеры, данное потребление необходимо как кислород. Они ни дня не могут прожить без того, чтобы не обойтись без жертвы физического насилия и без причинения психологических травм, которые наносятся ими намеренно и умышленно в силу их внутренней природы – психологического склада души. На самом деле, это не склад души, а самое настоящее душевное расстройство личности согласно психиатрии.

  Фраза «духовное потребление» - далеко непраздная. Нормальное общество тоже пребывает в удовлетворении своих «духовных потребностей», которые принято называть обычно удовлетворением в назидательном общении, созерцании красот природы наедине с собой, чтении, искусстве, культуре и пр. В отличие от ненормальных людей у них нет дегенеративных потребностей в том, чтобы кого – то постоянно преследовать в качестве жертвы физического насилия и психологической травмы. Именно в окружение здоровых людей пробивается дегенерат, об истинном намерении которого не подозревают окружающие его люди. В этом ему помогает социальная адаптация. Ведь он «духовный хищник», ему необходима, как и любому хищнику в дикой природе, жертва, которая по причине искуссного сокрытия не подозревает, что стала объектом преследования – "духовного потребления". «Духовный хищник» выигрывает всегда, если психологически здоровый человек не подозревает, что стал объектом одержимости «духовного потребления». Потому он и хищник, что инволюционный отбор его сделал таким на фоне нормального общества, где ему чувствуется вольготно, легко и просто. Он занимает высокие должности в чиновничьей иерархии, он пробивается в искусстве, науке и культуре, завоёвывая овации и общественное признание, ему хочется всегда быть на высоте доминирования во что бы то ни стало. Это воистину одержимость, перед которой «пасуют» нормальные люди.

  Клин клином вышибают. Против такой одержимости во взгонке выступает дух. Дух – это всё то, что против пороков и человеческих слабостей, в общем, и дегенеративных желаний, в частности. Нельзя забывать, что комплекс власти (Наполеона) произрастает из подавленного садизма, в корне мотивированного гомосексуализмом. Хотелось бы заострить внимание, что дегенерат дегенерата видит издалека, равно как и рыбак рыбака видит издалека. Суть в том, что нормальный человек не сможет распознать выродка и идентифицировать диагноз психологического расстройства личности. Даже профессионалам сложно выявить дегенерата и поставить диагноз тому или иному человеку, вызывающему подозрение в том. Только в стане дегенератов можно найти помощь. Чтобы ликвидировать проблему социальной дегенерации, пронизанной с низов до верха общества, как это ни прадоксально выглядит, следовало бы обратиться к хорошим вырожденцам. Кто такие хорошие вырожденцы? Это вечно кающиеся и постоянно пребывающие в самобичевании люди. Благодаря им появились когда – то монастыри на Востоке и в Европе. Они - своеобразные монахи в миру. Они не в физическом монастыре, но пребывают в постоянном обете перед самим собой не делать боль и травму окружающим. Они находятся почти в монастырскох союзе, в борьбе против своих пороков и человеческих слабостей. Только им знать себя. Ведь от себя не убежишь – таки. В стане ненормальных людей есть три типа:

1. Хорошие дегенераты.

2. Плохие дегенераты.

3. Мерзкие дегенераты. Первые являются друзьями нормального общества. Они – то и смогут пойти против вторых и третьих. Самый мерзкий тип – это третий. Он знает, что делает и не собирается отказываться от своих намерений. Ему в наслаждение всё это самое...

  Вышеуказанные бионегативные типы личностей будут всегда выигрывать перед бросившим им вызовом нормальных людей, ибо психологически здоровый человек, в принципе, не сможет на ежечасной, ежедневной основе пребывать душевно во взгонке, в которой живёт и наслаждается в норме тот или иной выродок, урвавшийся до вершин олимпа власти. То, что для вырожденца норма, для здорового же человека – аномалия, то есть отклонение от нормы. Поэтому политическую конкуренцию за пальму первенства будет всегда выигрывать политик, награждённый инволюционным отбором – набором дефектной генетики. Им может выступать талантливый в своём деле индивид, профессор, доктор наук, чиновник с регалиями и наградами, популярный проповедник, писатель, спортсмен-чемпион и др. Здравый смысл подсказывает, что нелегко жить в таком окружении, где, казалось бы им всем место в психдиспансере или лечебнице, присутствует плеяда людей, обременённых диагнозами разных типов расстройств личности и комплексами неполноценности. Их цель – всегда быть на высоте доминирования во что бы то ни стало, то есть вождизм со всеми вытекающими последствиями в криминогенной психиатрии.

   Главная проблема 21 века – они идут во власть. Если в эпоху рабовладения, феодализма и раннего капитализма они шли, чтобы возглавить такие политические единицы, как род, племя и нацию, то сейчас в эпоху наступившего посткапитализма они намерены взять бразды правления над политической единицей, называемой империей. Глобальную конкуренцию долгосрочно выиграет та империя, у которой идеальная элита непорочных представителей власти. В настоящее время нации и государства повторяют участь исторического забвения рода и племени. Какие-то национальные суверенитеты исчезнут благодаря внутренним причинам в лице тирана, диктатора, авторитарного режима и пр. А какие – то интегрируются, отказавшись от части суверенитета. За всем этим процессом стоит опять-таки конкуренция лучших из лучших. Долгосрочная перспектива строительства глобальной империи состоит в борьбе против пороков и человеческих слабостей в рядах представителей элиты образованного союза наций.

VII часть

   Англо-саксонская наука экономика изучает производство, распределение и потребление именно материальных ресурсов в ограниченных масштабах. Что касается духовных ресурсов, то про них нельзя отметить одно и то же, что в отношении материальных ограниченных ресурсов. Они не производятся и не распределяются, но только потребляются. Ведь в основе духа лежит бесконечность человеческих проявлений качеств характера. Следовательно, духовный ресурс неограничен в масштабах распространения. Производство, распределение и потребление их – не совсем одно и то же, что и материальные ресурсы. Здесь, вообще, должны быть другие закономерности, а значит, и сам предмет экономического исследования абсолютно другой. Если овеществлённый товар можно произвести, распределять и потреблять, то неовеществлённый товар в виде проявлений человеческих качеств характера не производится, а выражается, то есть проявляется неограниченно.

   «Духовное потребление» ресурсов выражается в следующих проявлениях - феноменах - психологии человека:

1. Эмоциональная потребность в превосходстве эго.

2. Физическое причинение вреда, боли и даже смерти.

3. Нанесение психологических травм.

В предыдущей 6 части о них уже затрагивалось. Тавтология их ценна в том смысле, что экономическая теория Запада не знает и не исследует проблему духовных ресурсов. Единственное, что она знает, это их определение: культура, искусство – духовный ресурс. Но они могут быть созданы на нематериальной основе интеллекта человека. Сам факт неограниченности ломает стереотип их изучения в плане аналогичного сопоставления с ограниченными материальными благами. В частности, тиражирование нематериальных активов потребляется и репродуцируется затем самим потребителем безвозмездно в личных целях применения. Каждый потребитель может заняться репринтом в собственных целях, на нарушая авторское право. Однако нас здесь не интересует интеллектуальная собственность.

   Самое главное – психология власти, и люди, сосредоточенные вокруг неё. Именно здесь зарождается «одухотворённое потребление» и поиск жертв «духовного хищника». В джунглях изобилия столкновений характеров разных людей наблюдается настоящее деморализующее хищничество со стороны определённых лиц, которых диагностируют в качестве психопатов, социопатов, нарциссов, абъюзеров, мизогинов. Мизогин и абъюзер – наиболее безобидные существа, но не менее опасные, чем психопат и социопат. Их жертвы – смысл жизни, ради чего стоит жить.

   Вообще, если объединить обозначенные диагнозы в один боевой клич – слоган, тогда предстанет своеобразная секта дегенератов. Этим слоганом выступает внутренне мотивированная фраза «Есть ради чего жить» (далее ЕРЧЖ). Их боевой клич ЕРЧЖ придаёт им сил проживать жизнь. У нормального человека всё это вызовет отторжение, но потому он и становится жертвой для людей с боевым кличем ЕРЧЖ. Как было сказано в предыдущей шестой части, дегенерат дегенерата видит издалека. То есть сектанты своеобразные. Они в результате броуновского движения внутри нормального социума, которым во времена рабовладения выступал род, во времена феодализма выступало племя, в эпоху капитализма – нация, концентрируются в пирамиде социальной иерархии на самом верху, где им вольготно. Они тянут своих в ряды власти. Им мало удовлетворения материальных потребностей, им хочется большего – одержимости во власти. На алтарь жертвоприношения приносятся целые народы в угоду их нездоровых амбиций. Ведь для них власть всласть. И это далеко непраздное сравнение власти со сластью – со вкусом. Не зря же автор применяет такое выражение, как «духовное потребление», чего не может понять здоровый, нормальный социум, в общем, и человек, в частности.

   Например, гомосексуалисты тянут друг друга во все ветви власти современного мира 21 века. Они поддерживают взаимно. Пора даже назвать их сектой дегенератов, потому что действуют они ровно так же, как и любой адепт того или иного вероисповедания. Парадоксально, но там, где двое или трое соберутся вместе во имя того, что ЕРЧЖ, то образуется почти аналог церкви сторонников взаимной поддержки в защите интереса власти. У них есть своеобразная потребность друг в друге, если они - инаколюбящие. Секта инаколюбящих верит в свою любовь, ради чего есть жить. Там не дух, там бесовщина братства. Бесы во власти!

   Основной инструмент достижения цели – манипуляция и эксплуатация. Про второе всем известно, оно заключается в получении материальных ресурсов. «Капитал» Карла Маркса подробно исследовал проблему эксплуатации человека человеком. Но он не исследовал, вообще, авторскую проблему «духовного потребления» - манипуляцию интересами. Манипуляция состоит в достижении удовольствия от всего того, что предоставляет реализация комплекса власти.

   Удовлетворение потребностей в каждую эпоху было соответствующим. Когда было рабовладение, основой удовлетворения потребностей являлась необходимость в буквальном, физическом выживании человека. Когда человечество вступило после рабовладения в феодализм, тогда базой удовлетворения потребностей помимо физического выживания выступила физиология человека, то есть полноценные еда, кров, одежда, утварь домашнего обихода и пр. При капитализме было бы уже дикостью наблюдать неудовлетврение базовых потребностей, поэтому индустриальная эпоха человечества на повестку дня выдвинула социальную защиту, предоставляемую государством в гарантии образования, пенсионного обеспечения и здоровья. В игру 21 века вступает теперь манипуляция общественным сознанием, как высшая форма эксплуатации потребностей. Манипуляция общественным сознанием – это высшая форма эксплуатации базовых потребностей человека. В 21 веке существования политической единицы – империи – извлечение прибыли основано на манипуляции. Искусство манипуляции общественным сознанием очень вожделенно для злорадствующего социопата, взошедшего на пъедестал одаривания аплодисментами и общественного признания. Это касается и психопата в лице президента страны, министра – абъюзера, циничного артиста – нарцисса и др. Материальное богатство в их личном владении выступает как сопутствующее вознаграждение, но параллельно с этим преследуется высшая форма эксплуатации базовыми потребностями социума, который в эпоху рабовладения являлся родом, в эпоху феодализма являлся племенем, а теперь в 21 веке - империя. Глобальная конкуренция в 21 веке между империями усиливается ещё сильнее по мере обострения высшей формы эксплуатации базовыми потребностями внутри их собственных социумов. Но выиграет та империя 21 века, которая рекрутирует по примеру Чингисхана лучших из лучших в ряды правителей мира – глобальной элиты. Вследствие чего наступит черёд другой политической единицы, претендующей называться глобальной империей рода человеческого, что звучит как футурология. Но на то и футурология, что изучает будущее на научной основе.

 

Продолжение следует...

Помимо дипломатии стран НАТО укрупняется сам блок НАТО. Укрупнение НАТО - закручивание гаек всё туже и туже. Глобальная империя во главе коллективного Запада всё сильнее и сильнее себя позиционирует в качестве безальтернативного варианта развития мировой экономики. Является - ли Поднебесная альтернативой коллективному Западу? Вопрос открытый. Украина и Грузия, растеряв территориальную целостность, выдвинуты кандидатами на вступление в военный союз Североатлантического блока стран-членов.

Именно та ядерная держава сможет устроить террор над всем миром, которая вокруг ядра планеты Земля сооружит кольцо ядерных мощнейших бомб. Считая, что зачем этот мир, если не будет той мировой ядерной державы, устроившей шантаж всего мира путём угрозы взрыва сооружённого вокруг того самого кольца ядерных бомб, только так и получится добиться своей цели - преференции и лояльности в мировой политике. Угрожая взорвать ядро планеты Земля, можно будет выжить в мировой политике 21 века.

Чтобы прочитать продолжение, нажмите внизу на "Продолжение VIII части"

Империя Чингисхана выполняла роль инфраструктуры защиты Шёлкового пути, вдоль которого происходила интеграция рыночного хозяйства от Востока до Запада. Для каждой эпохи своя миссия анахронизма, которую Чингисхан выполнил на базе объединения всех племён в одну империю на Евразийском континенте. Центробанки 21 века тоже подходят к своему концу. И их историческая миссия обеспечения спроса на базе денежной эмиссии заканчивается. Инфраструктура спроса в лице Центробанков 21 века анахронична. Для каждой эпохи своя анахроничная миссия обеспечения инфраструктуры спроса. Даже сам Чингисхан не представлял себе свою экономическую составляющую роли его миссии в плане построения рыночного спроса на товары, идущие из далёкой Поднебесной в не менее отдалённую Европу.

IX часть

   21 век – это век исчезновений государств и наций вместе с их языками, определявшими принадлежность к тому или иному суверенитету 20 века. Упразднение национальных суверенитетов в пользу создания союза нескольких государств – звенья одной той самой исторической цепи, иначе называемой автором социальным временем, в которой когда – то во времена Средневековья и Античности преобладали рода и племена. Никто не знает и не помнит их, какие существовали тогда племена и рода. Выжившие же интегрировались в нацию единого межплеменного языка. Но и сейчас исчезают языки ежегодно с лица Земли. Активно к этому забвению и в небытие уйдут целые страны начала 21 века. Виной тому послужит логика развития социального времени, с которой неразрывно связана градация перехода эпох – общественно – экономических формаций. Здесь наблюдается объективный закон против президентов разных государств. Национальные правительства начала 21 века не смогут противодействовать данному закону социального времени – периодическому закону общественно – экономических формаций. Их усилия по сохранению суверенитета – это всего лишь контртенденции внутри генерального, глобального исторического тренда, заданного логикой развития закона социального времени. Политические единицы развиваются в векторе становления империй 21 века. Союз ряда государств, отказавшихся от суверенных полномочий во имя формирования межнационального союза под единым рынком сбыта, умаляет и обессиливает соседствующие с ним малые нации. Рынок сбыта и связанная с ним богатейшая демография тем и сильны, что всё больше и больше расширяется империя 21 века.

  Интеграции способствует не только историческая необходимость, заданная логикой развития закона социального времени, но также и самой макроэкономикой. Факт в том, что цикл деиндустриализации и давным – давно «запущенный» цикл деаграризации поставили индустриальную, реальную макроэкономику 20 века и начала 21 века в стойло долгосрочного убытка, на грань балансирования безубыточности. Выходом из сложившегося положения является именно объединение нескольких народных хозяйств в единый рынок сбыта товаров и услуг, дабы расширить демографический состав под эгидой выстроенного межнационального регламента законодательных инициатив, идущих в пользу укрепления общего рынка сбыта. Пресловутый спрос из вне государственных границ рождает предложение отечественного производства, который стал бы более - менее рентабельным по причине отказа от своих суверенных полномочий в пользу укрепления статуса – члена единого рынка сбыта под эгидой союза нескольких гомсударств.

   Вообще, сей процесс очень болезненный для качественной константы бионегативности индивида. Ведь никто не хочет вот так просто отдать свои полномочия ради якобы эфемерного объединения межнационального. Вопрос власти здесь решается. Вождь рода исторически ревновал вождю племени, не желая вливаться с ним в одно племя. Вождь одного племени, сумевшего интегрировать несколько родов внутри себя, ревнует точно так же, как и вождь рода, к главе межплеменного союза одной нации. Словом, доминирование вождизма дрейфует и в интересах 21 века на фоне глобальной конкуренции империй. Хотя махровость психиатрии вождизма не так резко бросается сейчас в глаза, как это было в эпоху первобытно-общинного, рабовладельческого строев, феодализма и раннего капитализма. Сейчас махровость индивидуальной бинегативности в национальных интересах прикрывается благими намерениями, которыми, как известно, вымощена дорога в ад. Например, озвученная стратегия национальной безопасности той или иной страны апеллирует к необходимости возрождения нравственности и высокой морали, что является, на самом деле, не сколько здравомыслием, а столько признанием существования вопроса качественной константы бионегативности человека. До тех пор, пока будут апеллировать к религиозной богобоязненности, мотивированной взыванием к традиционным ценностям рода, племени, и очевидному здравомыслию, будет полное фиаско национального правительства, состоящего из мажоритарного количества выродков, вырожденцев, дегенератов и прочих индивидов с психологическими расстройствами личности – социопатов, абъюзеров, мизогинов, психопатов, нарциссов и т. д. Факт в том, что пора уже в 21 веке признать качественную константу бионегативности той или иной личности, которую не так просто выявить в постановке диагноза даже профессионалам из области криминальной психиатрии и клиническим психиатрам, психологам.

   Социальная адаптация помогает им приходить на самые вершины олимпа власти. Их махровость настолько скрытна и не видна невооружённым глазом, что с первого раза и даже с десятого раза невозможно их обнаружить. Что говорить о простых людях, не рвущихся к власти и не наделённых наследственностью инволюционного отбора, если даже психологи ошибаются. Ведь пациенты при постановке диагноза искуссно вводят в заблуждение профессионалов.

   Исторический нюанс в нижеследующем. Если бы была база данных генетики Третьего Рейха, то мы были бы уверенны даже в том, что по результатам Нюрнбергского процесса - так называемого трибунала - к смертной казни были приведены именно эти личности, а не подставные по сговору. Сговор возможен был, если до сих пор архивы Второй мировой войны под грифом секретности. Советская пропаганда озвучила сожжение трупа Адольфа Гитлера, а в качестве доказательства приводит экспертизу зарубежных наблюдателей, что тоже под сомнением. Продолжение сговора... Никто не знает по сей день – жив - ли был фюрер или мёртв? На сегодняшний день это актуально. Диктаторы и тираны 21 века могут в отстутствие генетической эксгумации подставить вместо себя либо двойника, либо уйти на заслуженный отдых якобы в места лишения свободы. Необходима международная база данных генетики всех членов национальных правительств для сопоставления их эксгумации с подлинной принадлежностью к идентифицированным генам. Более того, и международная база данных может быть дискредитирована сговором по примеру укрывательства Адольфа Гитлера. Так что качественная константа бионегативности человека ещё больше себя зарекомендовывает в прогнозировании будущего.

   Игра не стоит свечь, чтобы внимать заточению того или иного сердобольного политзаключённого в тюрьму, ибо подставное лицо двойника вполне возможно при технологиях 21 века. В этом и вся манипуляция общественным сознанием, когда по телевизору всему миру показывают зрителям «отсидку» сердобольного политзаключённого, в то время как вместо него отсиживается либо его двойник, либо время от времени сам оригинал-лицо себя демонстрирует в видемонтаже о том, как ему нелегко быть великомучеником и якобы жертвой режима. Сговор на лицо. Более того, и сама смертная казнь может быть подставной с перспективой вывоза приговорённого за рубеж.

 

Нельзя откровенно внимать заточению того или иного сердобольного политзаключённого в тюрьму, ибо подставное лицо двойника вполне возможно при технологиях 21 века. В этом и вся манипуляция общественным сознанием, когда по телевизору всему миру показывают зрителям «отсидку» сердобольного политзаключённого, в то время как вместо него отсиживается либо его двойник, либо время от времени сам оригинал-лицо себя демонстрирует в видемонтаже о том, как ему нелегко быть великомучеником и якобы жертвой режима. Сговор на лицо. Более того, и сама смертная казнь может быть подставной с перспективой вывоза приговорённого за рубеж.

   Поэтому генетическая база данных необходима не только для постановки вероятного диагноза того или иного лица, претендующего на властные полномочия в стране, корпорации, но и для идентификации личности в генетической принадлежности. Последнее касается тех диктаторов и узурпаторов режима, которые по международному сговору, по аналогии Адольфа Гитлера, могут избежать наказание путём манипуляции общественным сознанием посредством искуссного видеомонтажа и гримасы двойника, хотя и этим нельзя ограничиваться. Технологии 21 века позволяют скрыть их многовариантно.

   Вообще, вышеуказанное – сценарий отмирания наций и государств. Национальные бюрократии вполне будут согласны на гарантии со стороны той или иной империи, если им - узурпаторам малых народов - обеспечат сговор в международном масштабе координации и действия. А империи не дремлят. Тайная дипломатия 21 века – это не конспирология. Ведь сейчас как никогда жизнь национальных элит 21 века почти стантартизирована. У всех один и тот же стереотип успеха на сегодняшний день – банковский счёт за рубежом, вилла на лазурном берегу, доступ к иностранной медицине высокого качества, зарубежное образование для детей и кредитные карточки международной платёжной системы SWIFT.

   Макроэкономика должна прогнозироваться с точки зрения потери суверенитета нации. Она состоит в том, что не получается в настоящее время объективно оперировать только экономической теорией и политологией. Этого недостаточно. Психология власти и социальная психология должны вооружить исследователя в предвидении будущего. Кроме того, и сама историческая наука, если можно её назвать наукой, должна и обязана здесь помочь в оперировании макроэкономики страны. В частности, вождь хотел сохранить род, но не сумел, вождь племени тоже этого хотел, но не удержал своё племя от желания интегрироваться в межплеменное объединение под одним языком. Настал теперь черёд потери власти национального правительства над государственным суверенитетом страны. Следовательно, в 21 веке нагнетание политики вражды по отношению к внешнему миру будет нарастать ровно так, как вождь племени враждовал против ряда вождей, возглавивших единую межплеменную нацию под эгидой одного языка. И это отнюдь не аналогия историческая, а самая что ни на есть логика развития социального времени градации (политических единиц) нескольких семей в один род, нескольких родов в одно племя и нескольких племён в одну нацию – государство. Более того, и логика исторических циклов деаграризации, деиндустриализации и наступающей десервизации, словно как шнек мясорубки, медленно, но верно перемалывают суверенитеты вплоть до «осколков» с перспективой на вхождение этих «осколков» в ту или иную империю 21 века – союза государств.

   Инфляция, безработица и экономический рост – три проблемы макроэкономики страны – решаются обретением статуса члена межгосударственного союза в настоящее время. Проблема уровня жизни ликвидируется хотя бы потому, что выравнивается доступ к рынку сбыта, к которому, в противном случае, та или иная страна лишилась бы на равных участвовать с другими членами межнационального союза. А рынок сбыта – концентрированное выражение рыночного спроса, который согласно классическому определению рождает предложение отечественного производства товаров и услуг в стране.

   Вывод такой, что в ближайшем будущем Поднебесная, с одной стороны, и США вместе с Евросоюзом под предводительством глобального интереса блока НАТО, с другой стороны, будут определять производство товаров и услуг в малых макроэкономиках стран Третьего мира и бывшего соцлагеря постсоветских республик. Страны Латинской Америки, Африки и Азии, за исключением Южной Кореи, Японии, Австралии и Новой Зеландии, получат предложение, от которого не смогут отказаться. То есть быть или не быть... Вот в чём вопрос для них теперь станет. Доступ к фондовому рынку, экспорт – импорт, международный туризм, единое пространство перелёта и пр. определяются статусом принадлежности и лояльности к той или иной империи 21 века. В противном случае, полное эмбарго, санкции и хилые контрсанкции, закрытие полётов в небе над той или иной страной, бросившей вызов другой мировой державе. Наблюдаемые явления – звенья одной исторической цепи социального времени. Отличие здесь лишь только в том, что махровость не бросается в глаза сразу же, как это наблюдалось во времена первобытно-общинного, рабовладельческого строев, феодализма и раннего капитализма, где преобладала стихия психиатрии вождизма.

   На сегодняшний день межгосударственные саммиты, международные форумы и съезды, конференции и бизнес – встречи проводятся чрезвычайно социально адаптивными личностями, среди которых люди с разными комплексами неполноценности и диагнозами расстройств личности. Конечно же, не поголовно, но всё – таки автор не зря же констатирует качественную константу, которая присуща любому социуму (будь это ряд семей, род, племя, нация и империя). Ведь не зря изречение «в семье не без урода». Всегда есть и будет мажоритарная часть людей с бионегативными качествами проявления инволюционного характера. Генетику не обманешь. Существуют инвалиды физические, а эти же - инвалиды моральные. В народе про них говорят: моральный урод. На сегодняшний день часто в СМИ можно услышать про инфляцию. Обычная теория по макроэкономике объясняет вполне ясно и чётко. Тогда как, на взгдяд автора, рост цен есть порождение сузившегося рынка сбыта, находящегося в тисках зажима коррупции, продажности частного бизнеса, охотно дающего. Словом, и на верхах действует пресловутое «не пойман – не вор». Воруют как дышат. И это норма для определённых лиц инволюционного отбора во власти страны. Институциональный фактор инфляции – это отчасти. Несовершенство институтов власти порождается людьми и только людьми. Разделение властей обрекается качественной константой, которой наделены мужи власть предержащие, отсюда следует, что инфляция будет всегда из - за этих аморальных уродов. Рост цен – это концентированное выражение присутствия дегенератов в государстве. Монетарный фактор – не панацея определения причины её (пример инфляции в Японии). Следует иметь в виду и то, что расширение рынка сбыта и углубление разделения труда на межотраслевом уровне народного хозяйства стагнируются упорной парадигмой в умах вырожденцев и лиц с расстройством личности. Их мышление в контексте понимания англо – саксонской науки экономики, которая эклектична тем, что изучает производство, распределение и потребление именно ограниченных материальных ресурсов. Тогда как представить о безграничных духовных ресурсах они не в силах по той простой причине, что сами же и являются небеспристрастными участниками «духовного потребления» безграничных духовных ресурсов, ради чего им есть жить.

   Выродок, коим является президент страны на том или ином континенте планеты Земля, порождает собою инфляцию хотя бы потому, что сдерживает первоначальный уровень как рынка сбыта внутри страны, так и углубления разделения труда, за счёт которого ёмко расширяется внутренний рынок. Под первоначальным уровнем подразумевается исторический этап мануфактурного производства и цеховой производительности ручного труда. После этого уровня исторически наступает роботизация труда и автоматизация производственного процесса на фоне тотальной цифровизации посредством искусственного интеллекта в 21 веке. Коррумпированному режиму, рьяно взявшему курс политики на манипуляцию общественным сознанием, выгодны стагнация и «недоразвитие». Инфляция издержек подключается. Но это и приговор режиму, геополитически это проигрыш национальных интересов страны, которую возглавляет вырожденец, манипулирующий искуссно общественным сознанием.

   Следует ещё раз заострить внимание, что стратегия национальной безопасности должна провозглашать нравственность и высокую мораль не как благие намерения, которыми, как известно, вымощена дорога в ад, в силу здравого смысла, а как качественную константу бионегативности индивида во власти. Словом, национальная безопасность обречена этой константой, в принципе. Спасение лишь в том, что нельзя расслабляться в бдительности борьбы против пороков и человеческих слабостей, ибо это бастион государства. Вот именно здесь должно государство выступать оружием против человеческих слабостей и пороков в высших эшелонах власти. Необходимо развернуть государство от угнетения одного класса над другим к превращению его в сторожевого пса против пороков и греховных желаний. И направить этого цепного пса против национальной бюрократии и корпоративного лоби. В противном случае, инфляция, безработица и спад макроэкономики.

Сценарий отмирания наций и государств. Национальные бюрократии вполне будут согласны на гарантии со стороны той или иной империи, если им - узурпаторам малых народов - обеспечат сговор в международном масштабе координации и действия. А империи не дремлят. Тайная дипломатия 21 века – это не конспирология. Ведь сейчас, как никогда, жизнь национальных элит 21 века почти стантартизирована. У всех один и тот же стереотип успеха на сегодняшний день – банковский счёт за рубежом, вилла на лазурном береге, доступ к иностранной медицине высокого качества, зарубежное образование для детей и кредитные карточки международной платёжной системы SWIFT. Макроэкономика должна прогнозироваться с точки зрения потери суверенитета нации.

X часть

    Высшие учебные заведения всего мира, за исключением Поднебесной, пребывают в состоянии безальтернативной парадигмы, навязанной так называемым «экономикс», что является эклектичной моделью и, следовательно, не может претендовать на то, чтобы называться объективной теорией экономики. Дипломы об окончании высшего образования по экономическим специальностям продолжают своё дело в сеянии недопонимания и ошибочных решений на уровне государств. Ну, разве это не оружие по паробащению сознания?! И ещё какое?! Нет ничего лучшего, как только наблюдать за тем, что творят эти дипломированные специалисты по «экономикс». Они взбираются на высшие инстанции принятия судьбоносных решений для страны. Последствия, порою, а иногда даже чаще, бывают смертельные для всего народонаселения.

   Например, эклектика Западной теории экономики гласит, что инфляция есть порождение монетарного фактора, находящегося в руках денежной власти. МВФ и всякие «гарварды» и «кембриджы» костьми лягут за данное утверждение, что напоминает тёмные времена сожжения инокомыслящих на костре. Вопреки монетарной парадигмы инфляции следовало бы знать, что цены растут помимо банального рыночного эгоизма невидимой руки также и по причине присутствия определённого психологического склада людей, не желающих мириться с потерей власти. Их уход – полная иллюзия и мираж воображения сменяемости власти. Реальная власть уходит из области де-юре, она уходит в тень де-факто, поэтому даже нахождение этих людей в тени нисколько не спасает государство от исчезновения с политической карты мира, потому что они продолжают влиять на принятие судьбоносных для страны решений. Их ловушка состоит в «нашпигованном» сознании мужей власть предержащих, переместившихся из де – юре в де – факто. Их не спасёт такое перемещение. Мало того, что эти люди ненормальные в отличие от большинства, так они ещё и не хотят отказываться от той самой эклектики Западного экономического мышления, основанного на всесилии рыночного эгоизма невидимой руки. Они не смогут отказаться при всём их желании. Виной тому служит инволюция их отбора во власть страны. Они стали сами себе врагами, в конечном итоге! Вместе с ними умрут государства и нации, они унесут за собой в гроб суверенитет нации. Но прежде чем они осознают отмеченную ловушку, их жизнь поставит перед фактом с поздним зажиганием. Будет поздно, когда точка невозврата уже пройдена. Вождь племени тоже так думал, что он единоличный властитель, но время не в его пользу оказалось. Выжили племена, образовавшие нацию с одним языком вопреки всем диалектам, мешавшим друг другу объединяться, считая свой диалект якобы сниспосланным свыше с Небес. Теперь и государственность 21 века претерпевает то же, что и рода и племена, вместе взятые. Малые демографические ареалы обитания в будущем примкнут к союзам и международным объединениям трансграничного движения товаров и услуг с перспективой потери суверенитета. Потеря суверенитета – веление времени 21 века! Никакой каприз узурпатора и тирана не сможет себя противопоставить глобальной интеграции международных интересов. Компромисс с ними исключён хотя бы потому, что реальная индустрия 21 века исторически поставлена в стойло долгосрочного убытка, на грань балансирования безубыточности. Осознание и понимание этого даст хоть какое – то преимущество для малых государств, вошедших в фарватер развития числа передовых развитых стран мира. Развитые демократии, где есть понимание в порабощении пороков и человеческих слабостей не на словах, а на деле, поставят режимы диктаторов и узурпаторов перед выбором того, что становиться либо на путь полноправного члена мировой державы – той или иной империи мира, либо же ухватиться за шанс быть увековеченным фараоном несменяемой наследственной власти внутри убогой единоличной страны. Убогость такой страны продиктовна будет исторической неминуемостью трансформации реальной промышленности в стойло долгосрочного убытка. Плановая убыточность промышленности – следствие трёх циклов – деаграризации, деиндустриализации и десервизации. Последний цикл десервизации ещё не начался, но как только он начнётся, так сразу же свершится прогноз Карла Маркса о фиаско мирового капитализма, в котором, по его мнению, святая святых исчезнет в небытие раз и навсегда.

   Формирование империй 21 века – кнут и пряник. С одной стороны, кнут состоит в том, что историческое попадание реальной индустрии в стойло долгосрочного убытка гонит владельцев заводов, СМИ и пароходов в глобальный процесс с перспективой потери государственной независимости и, с другой стороны, пряник состоит в том, что спасение национального капитала будет лишь в том случае, если ему предоставят равноправный со всеми странами-членами доступ к международному рынку капитала той или иной мировой державы 21 века. Но этот доступ к рынку сбыта во внутрь империи подразумевает медленный, но верный отказ от суверенных полномочий, что психологически очень и очень болезненно для людей с бионегативными качествами инволюционного отбора во власть.

   Межгосударственная интеграция в единый рынок сбыта, который возглавит сверхдержава 21 века, выступает условием экономического роста. Балансирующая на грани безубыточности макроэкономика той или иной страны найдёт своё спасение именно в качестве признанного всеми странами-членами участника внешнеторговых операций на мировом рынке сбыта, к которому будет иметь доступ та и только лишь та нация, возжелавшая пряник и кнут. Без всего этого нация обречена на пути 21 века. Отныне глобальная конкуренция наций сосредоточена на пальме первенства доминирующей нации, являющейся государствообразующей в одной из империй мира.

   Если взять военный Североатлантический блок НАТО и Поднебесную, то в первой государствообразующими выступают США и Евросоюз, во второй же – Китай. За ними вместе взятыми стоит глобальный рынок сбыта, решающего вопрос экономического роста, без чего не может обойтись любая повестка дня в национальноориентированной политике.

   Инфляция и экономический рост на повестку дня выдвинуты кнутом и пряником. Ликвидацию безудержного роста цен и достижение высоких темпов экономического роста стопорит правление мажоритарного количества одержимых во власти, находящихся как де – факто, так и де – юре. Одержимые вопреки тому самому духу, способному себя зарекомендовать новым содержанием капитала – ресурса 21 века, сдерживают собой расширение внутреннего рынка сбыта из – за нежелания получать кнут и пряник глобализации. Тем самым властолюбивые дорвавшиеся приговаривают экономический рост страны на вечное отставание от присоединившихся стран – членов к той или иной империи мира 21 века.

   Что касается безработицы на сегодняшний день, то её следует изучать в контексте исторических циклов деаграризации, деиндустриализации и десервизации. Спрос внутренний хиреет из – за того, что роботизация труда и автоматизация производственного процесса на фоне массовой цифровизации на базе внедрения искусственного интеллекта «вышвырнули» на обочину пролетариат так, что он уже становится бывшим пролетариатом, деклассированным. Средний класс, коим являлся когда – то пролетариат, перестал быть сердцевиной совокупного спроса – частного потребления. Из – за лишения рабочих мест трудящиеся лишились источников зарплаты, за счёт которого жил и процветал средний класс, который сейчас становится всё меньше и меньше по причине замены рабочих рук научно – техническим прогрессом. Выходом из сложившегося положения выступает равноправный доступ государства в один из рынков сбыта, возглавляемого тем или иным мировым центром глобализации. Отмеченный доступ рождает новые вакансии и рабочие места, в результате чего одновременно появляется внутренний источник спроса на товары и услуги. Однако всё это может перечеркнуть одним росчерком пера коллективный дегенерат, засевший во власти страны как де – факто, так и де – юре. Никакое перемещение дегенератов из официальной власти в тень не гарантирует процветания нации имперской, если их не истребить физически. Только физическая ампутация и никакой компромисс с ними – условие становления империи. В противном случае, это будут маленькая нация и малое государство с хиреющим суверенитетом.

   Бастион империи 21 века – бескомпромисс по отношению к порокам и человеческим слабостям в высших эшелонах... Периферийные нации потому таковые, что ищут внутри себя компромисс с узурпаторами режима. Компромисс с диктаторами, автократами и тиранами только лишь отсрочивает неминуемую гибель государства.

   Независимость государства прямо связана с макроэкономикой, которая сейчас встала в стойло долгосрочного убытка всей промышленности. Без эффективной промышленности нет современной макроэкономики услуг 21 века, дабы достичь положительной нормы прибыли историческая необходимость 21 века толкает владельцев заводов, СМИ и пароходов интегрироваться в число полноправных участников глобализации посткапитализма, идущего на смену индустриальному капитализму. «Вышвыривание» их из процесса глобализации путём санкций и контрсанкций только обрекает страну на медленную, но верную постановку в стойло долгосрочного убытка реальной макроэкономики. Та страна, бросившая вызов исторической необходимости, рано или поздно исчезнет 100%. Вопрос времени. Но то государство, вознамеревшее укреплять бастион духа за счёт войны против пороков и человеческих слабостей внутри элиты, если можно ещё назвать её элитой, обретёт ренессанс экономического процветания даже при условии потери суверенитета. У неё хотя бы появится шанс стать одной из глобальных империй в будущем, или же продвинуть своего национального представителя на верха коллективных правителей мира. Как отмечалось выше, лишение государственной независимости – это всё – таки кнут, на который с риском для себя может пойти та нация, приметившая взять реванш во взятии высших постов управления внутри мировой державы будущего. Но это уже другая история будущего...

Маньжуры, захватив Поднебесную путём физического истребления её элиты, сами же и исчезли внутри китайской цивилизации со временем. Даже статус элиты внутри этой цивилизации не помог маньчжурам сохраниться. Наоборот, они ассимилировались, так и не сумев внедрить свою культуру и язык по всей Поднебесной, что на сегодняшний день весьма поучительно для той нации, которая захочет взять хитростью все посты в той или иной империи будущего.

Хазарский каганат. Историки свидетельствуют о былой империи между Поднебесной и Европой, где язык тюркской группы этносов доминировал внутри её элиты. Исторические сведения сообщают о приходе во власть Хазарского каганата евреев путём брачных союзов внутри элиты. В результате чего элита Хазарского каганта стала еврейской. Но и этот статус не гарантировал им историческую незыблемость. Они были истреблены вместе с каганатом. Поэтому в настоящее время, если одна из наций захочет повторить путь евреев в элиту Хазарского каганата, то всё равно реванш национального доминирования не получится. Ведь история евреев - это история вечной борьбы против пороков и человеческой слабости, которую они проигрывали согласно их же пророкам.

Формирование империй 21 века – кнут и пряник. С одной стороны, кнут состоит в том, что историческое попадание реальной индустрии в стойло долгосрочного убытка гонит владельцев заводов, СМИ и пароходов в глобальный процесс с перспективой потери государственной независимости и, с другой стороны, пряник состоит в том, что спасение национального капитала будет лишь в том случае, если ему предоставят равноправный со всеми странами-членами доступ к международному рынку капитала той или иной мировой державы 21 века. Но этот доступ к рынку сбыта во внутрь империи подразумевает медленный, но верный отказ от суверенных полномочий, что психологически очень и очень болезненно для людей с бионегативными качествами инволюционного отбора во власть.

XI часть

   Ленинское определение политики, гласящей о том, что политика – это концентрированное выражение экономики, наконец – таки, ставится под сомнение обоснованно. Не всё вечно! Даже идеи Ленина долго не живут и не побеждают перед испытанием временем, о чём более подробно и предлагается ознакомиться внизу.

   Политическая единица – империя – предопределяет макроэкономику. Экономическое процветание сейчас зависит от мировой политики. Статус метрополии – гарантия успеха в 21 веке! Отказ от имперских амбиций – заведомый проигрыш в отстаивании доминирования государствообразующей нации, потому что от этого прямо зависит макроэкономика субъекта мировой геополитики. Остальные же страны, так и не сумев стать субъектами мировой геополитики, обречены трансфомироваться в подчинённые зависимые локальные рынки, то есть объекты влияния, что влечёт их народные хозяйства на вечное отставание на подобии Африки.

   В начале должна идти политика, а затем – экономика, если страна претендует быть метрополией. Согласно ленинскому определению политики может себе позволить так развиваться только страна – объект, находящаяся на периферии зависимости от метрополии. Необходимое условие империи в том, чтобы стать доминирующим центром притяжения на сформировавшемся глобальном рынке сбыта. Так, доступ к международному рынку капитала и фондовой бирже в настоящее время диктуется доминантами в лице Поднебесной и США в тандеме с Евросоюзом. Остальные рынки и биржи Третьего мира – всего лишь производные от состояния конъюнктуры, творящейся в указанных метрополиях 21 века.

   Расширение глобального рынка сбыта путём признания того или иного участника в качестве полноправного торгового партнёра – антипод состояния страны – изгоя!!! Нация, исключённая из мирового рынка сбыта путём наложения на неё периодических санкций и полного эмбарго на экспорт – импорт, становится вызовом не только для метрополии 21 века, но и для самой исторической необходимости, которая неотвратимо перемалывает суверенитеты под шнеком мясорубки трёх исторических циклов – деаграризации, деиндустриализации и десервизации будущего.

   Трансформироваться в пойло по исчерпанию средней нормы прибыли вплоть до долгосрочной убыточности – историческая участь любой страны – объекта мировой геополитики в ближайшем будущем. Метрополия тоже заинтересована в пополнении количества приспешников – сателлитов, ибо от этого зависит её экспансия капитала и сохранение среднеотраслевой рентабельности капитала выше точки безубыточности. Так что экономическое спасение малых союзников – сателлитов лежит через признание их в качестве одного из вассалов мировой дипломатии той или иной сверхдержавы 21 века. Здесь своеобразное обоюдное слияние интересов, где сверхдержава обретает экспансию и сохранение рентабельности капитала, а союзники получают доступ во внутренний её рынок сбыта, который так необходим для выживания национальной элиты стран – объектов влияния. Однако марксовый закон понижения тенденции средней нормы прибыли бъёт и по метрополии. Но это вопрос отсроченного времени. Сейчас главное – выиграть время. А выигрывает время та политическая единица, которая стремглав, не растрачивая свои ресурсы зря, устремлена на вектор становления империи будущего. Как показывает мировая практика, сейчас себя зарекомендовывают таковыми КНР и США в тандеме с Евросоюзом.

   Одними категориями экономики и политики объективно не описать и проанализировать. Требуется для этого ещё одна категория – время. Время – главный ресурс 21 века! Оно выражается через градацию социального времени, состоящего хронологически в начале из рода, затем из племени, а потом из межплеменного союза – целой нации с одним языком. Теперь же отмеченная хронология упирается в империю, то есть союз наций. Но и это ещё неконец, так как слияние нескольких глобальных империй в одну конечную империю рода человеческого завершает полноту социального времени, после чего настаёт футурология. Но футурология – это отдельная тема…

 

Племена индейцев на двух огромных континентах планеты Земля канули в Лету. О них никто сейчас не говорит, кроме мировой кинематографии, они собой напоминают будущую картину исчезновения наций с политической карты мира 21 века. Виной тому служит логика социального времени, являющейся ещё одной категорией оперирования мировой политики.

XII часть

   Духовные ресурсы – полная противоположность материальных ресурсов. Если первые имеются в наличии безгранично, то вторые – в ограниченном количестве. Западная наука экономики, в том числе и политэкономия, призвана изучать проблему конечной исчерпанности овеществлённых факторов производства, распределения и потребления. Тогда как проблему изобилия эмоциональных феноменов она – Западная наука вкупе с политэкономией – не в силах познать хотя бы потому, что те, то есть неординарные эмоции и психологические качества инволюционного отбора, имеются в «океане» человеческих взаимоотношений в неограниченном масштабе. Им нет предела! И в этом слабость и бессилие «экономикс». Выход есть. Он заключается в альтернативе создания науки на стыке социальной психологии, социологии, политологии, экономической теории, криминологии и других инструментов общественных наук. Среди всего прочего центральное место занимает психология. Задача состоит в том, чтобы не впасть в дебри науки психологии, хотя и она тоже не является, по мнению учёных, наукой. Но это отдельная тема. Она ценна именно в постановке диагноза индивида, дорвавшегося до власти. Её ценность в практичности, состоящей в махровости поведения человека, которого в 21 веке в силу его высокой способности социальной адаптации нелегко диагностировать даже профессиональным психиатрам, психологам и криминологам.

   В быту часто можно услышать про «вампиров», «паразитов». Они «пьют» кровь человека и даже всего общества, внутри которого внедрились те самые... Народная мудрость снеспроста так гласит. История не обманывает – таки. Рабовладелец, феодал, капиталист выполнили роль «кровопийц». Что касается капиталиста, то он до сих пор продолжает свою миссию паразитирования на теле социума. Конечно, классическая характеристика гласит, что владелец капитала – созидатель и нисколько не заинтересован паразитировать на теле, благодаря которому живёт сам же. В рамках заданной идеологии автора нет надобности сосредотачивать внимание на классовой ненависти к капиталистам. Это уводит внимание от главного – от бюрократии 21 века. Она и является объектом исследования.

   Госслужба и бюрократия корпорации – объекты исследования. Там сосреточена вся палитра человеческих взаимоотношений со всеми вытекающими отсюда последствиями в экономике. Экономику делают люди, а людей пока ещё никто не изучал психологически в контексте экономических результатов, что прямо сказывается на бизнесе. Бизнес зависит не сколько от эффективности использования ограниченных материальных затрат, что и изучает «экономикс», а столько от тех людей, которые возглавляют его на уровне высшего и среднего звена менеджмента.

   Топ – менеджмент 21 века – это вожделенный объект для карьериста, в лице которого должен и обязан зарекомендовывать себя одержимый. Эмпирически социологическое исследование пока не проведено: так – ли это часто можно встретить в кругу тех самых лиц именно личностей, которых природа одарила инволюционным отбором?! Но гипотеза состоит в том, что так оно и есть. Точно также ситуация обстоит и внутри чиновничьей иерархии. Туда не попадают случайные люди. Секта инаколюбящих и бионегативных «паразитов» и «вампиров» тянет своих. Их польза присутствия краткосрочна. В долгосрочной перспективе они опасны для выживания бизнеса. Государство, в конце концов, тоже ставится ими под угрозу исчезновения. Здесь необходим баланс, выстраиваемый между долгосрочной и краткосрочной перспективами. Искусство управления ими – это прерогатива национальной элиты, если она ещё называется элитой не на словах. Глобальная проблема в том, что национальная элита тоже может изобиловать далеко нелучшими представителями народа, а это прямо влияет на власть государства.

   Лучшие представители народа – ресурс такой же, как и природные богатства страны. Они способны развить нацию до уровня сверхдержавы. Допуск их к власти – конечный результат, ради которого и должна формироваться меритократия. Меритократия – это власть лучших из лучших!!! Для выстраивания такой иерархии безупречных должностных лиц в государстве и корпорациях необходима конкуренция. Монополия – зло. Недопущение указанных лиц означает умаление роли личности в общественных отношениях и культ личности внутри узурпации системы сдержек и противовеса власти. Монополизация в экономике и политической сфере гарантирована в таком случае.

   Инструментом по взлому такой монополизации является концепция социального времени. Автор иначе называет её законом социального времени, который является частью периодической системы общественно – экономических формаций.

   Итак, история человечества начиналась с одной семьи. На базе неё сформировался единый род человеческий. На этом, казалось бы, можно заканчивать анализ и синтез, но практика жизни напрашивается. Семья – ячейка - кирпичик рода. А род – кирпич племени. В свою очередь, племя же – это конструктивный блок одной нации. Нация же состоит из этих блоков – нескольких племён. Сплачивающим фактором одной нации выступает единый межплеменной язык, который зародился в результате столкновений нескольких диалектов разных племён, выживших. Фундаментом всей этой цепочки социальной градации общества являются дети. Дети циркулируют из семьи в социум и обратно – из социума в семью. Получается замкнутый круг, где дети есть начало всего социума, которым во времена первобытно – общинного строя и рабовладения условно выступал род, а во времена феодализма условно – племя.

   Таким образом, нация полностью зависит от детей. Каково состояние детей – психологическое – ли, нравственное – ли, - такова и вся нация. Взрослый мир людей – это глубоко травмированные в детстве личности. Поэтому их воспитание, образование должно браться под государственный контроль с детского сада и до совершеннолетия.

   Психологическая травма в детстве – результат семьи, откуда родом. Благополучная ячейка общества рождает здоровых чад. Неблагополучная же семья даёт последствия плачевные не только для неё самой, но и для всего социума, который в эпоху первобытно – общинного, рабовладельческого и феодального строя последовательно друг за другом выступал как род, а затем – как племя. Если супруги бионегативные в плане психопатии, социопатии, абъюзивных отношений, то дети тоже становятся такими же, как и они. Более того, генетическая наследственность не заставит себя долго ждать в плане их награды от инволюционного отбора.

   Дети во многом определяют нацию (более подробно о факторе детства внизу). Если они духовно – нравственно нездоровые, то и весь народ тоже соответствующе нездоров. Потому и необходима национальная картотека, то есть база данных на всех представителей власти народа, где будет иметься генеология и генетическое обследование в трёх поколениях, дабы выявить предрасположенность к комплексу власти и диагноз расстройства личности.

   Разумеется, не каждый человек во власти государства бионегативен и с подозрением на тот или иной диагноз расстройства личности, но каждый обязан и должен сдать анализы на генетику и, может быть, автобиографию, если тот или иной претендент на должность хочет и желает занять пост в высшем и среднем звене корпорации. Сейчас распостранено резюме при трудоустройстве, но важно также знать и автобиографию, собственноручно де-юре написанную претендентом, чтобы сопоставить её с де-факто прошлым, которое поможет выявить национальная база данных по генетике лиц в трёх, четырёх поколениях. Например, имеется безупречная автобиография, но обращение в национальную картотеку выявляет у заявителя генетическую предрасположенность к комплексу власти или же вероятность психологического диагноза в расстройстве личности по наследству. В какой – то степени это уже будет даже оружием, если оно попадёт в руки узурпатора режима. Поэтому транспарентность доступа к предложенной автором базе данных обезоружит тирана, диктатора, узурпатора, в случае насильственного прихода его во власть. Прозрачность национальной картотеки ведения лиц из высших эшелонов госвласти даст возможность избежать шантажа и подкупа в случае, если бы всё было за семью печатями и хранилось бы с грифом «Совершенно Секретно». Когда народ будет знать 100% своих представителей власти, то он удостоит себя меритократией лучших из лучших.

   Взрослые люди. Биологически они взрослые, однако им присуща социальная инфантильность, которую следует различать от психологической инфантильности. Отмеченное различие между двумя разновидностями инфантильности было выявлено на постсоветском пространстве. Особенно ярко выражено это на расцвете коррупции бывшего Советского союза. После развала СССР самое ущербное послевоенное поколение бэби – бумеров возглавило национальные правительства в пятнадцати республиках. Ущербное в том смысле, что Вторая мировая война унесла в мир иной отцов, мужей. Остались неполные семьи с матерями – одиночками. Незаконнорождённые от фронтовиков составили конкуренцию законорождённым детям. На одного фронтовика, вернувшегося в полуголодный колхоз – деревню к босым домочадцам, приходилось по несколько вдов, лишившихся своих мужей на фронте. Данные вдовы в расцвете женского репродуктивного здоровья вынужденны были оставаться сексуально голодными, что выгодно оказалось волею исторического случая для выживших после войны мужчин. Секс на стороне процветал. Вот уж, в самом деле, миф, что в Советском союзе секса нет. В результате чего родилось огромное количество детей, родившихся на стороне. Дети - особенно сыновья - видели «погуливания» отца с другой женщиной и его безответственную жизнь на два хутора. Наблюдаемое не могло не сказаться на безответственности мальчиков – сыновей, видевших супружескую неверность родного отца. По примеру данного отца поколение бэби – бумеров впало в социальную инфантильность, когда стало взрослым и возглавило национальную элиту в бывших советских республиках. Семья трещала по швам после Второй мировой войны и потом на всём постсоветском пространстве. Детей перестали рожать, вообще, на сегодняшний день среди славянского народа. Вдобавок, один ребёнок и мать – одиночка – славянский стандарт семьи! Нация обречена демографически, не говоря уже о демографической яме в итоге Второй мировой войны и лихих девяностых годов 20 века.

   Мало того, что присутствует качественная константа дегенеративности внутри власти на постсоветском пространстве, так ещё и, вдобавок, в трёх поколениях, начиная после окончания Второй мировой войны и заканчивая сегодняшним днём, семьи состоят из матерей-одиночек. Бабушки воспитывали и растили дочерей после войны в условиях безотцовщины. Затем эти же дочери повторили участь матери, понарожав незаконнорождённых в условиях сексуальной революции конца 70 и 80 – х годов 20 века. Замкнутый круг безотцовщины замкнулся в настоящее время на поколении внучек, вступающих в так называемую любовь без обязательств, что означает продолжение социальной инфантильности потомков. Дети циркулируют в ущербном состоянии круговорота от нации к неполной семье и обратно – от неполной семьи в нацию, где их встречает сожитель матери-одиночки, который далеко не факт, что является нормальным мужчиной, то есть хронический алкоголик, вырожденец. Такова жизнь ушедшей безвозвратно в небытие империи под названием СССР.

   Уровень жизни упал и падает по сей день, приближаясь где – то к уровню Африки. Причина в упорном применении «экономикс». Три проблемы макроэкономики, как показала практика, не получается ликвидировать. Для экономического роста необходимо возрождать мораль, нравственность и культуру не с низов, а с верхов социума. Только по примеру национальной элиты, если она ещё является таковой, низы смогут возродиться. Коррупция на верхах только лишь уничтожает государство медленно, но верно. Это азбучные истины. Но как тяжело соблюдать. Виной тому служит качественная константа бионегативности индивида, засевшего крепко – накрепко так, что сросся с властью как сиамские близнецы. Ампутация и хирургическое вмешательство с удалением плоти от плоти даст хоть какую – то гарантию. Иначе компромисс только отсрочивает неминуемую гибель суверенитета.

   К коррупции необходимо подходить как к гнойнику. Гангрена на теле государственности должна вызывать беспощадное чувство отторжения и уничтожения. Но есть одно но... Метастазы гематом и загнивания на теле социума, коим в 20 веке выступала нация, очень выгодны метрополиям 21 века. Тайная дипломатия между бюрократией той или иной империи, с одной стороны, и бюрократией стран - сателлитов, с другой стороны, закладывает базу для конспирации их межгосударственных отношений. Сверхдержавам выгодна коррупция, творящаяся внутри различных государств, ни на что не влияющих в мировой геополитике, что и видно на примере стран Латинской Америки, Африки и Азии. Но констатировать факт о выгодности коррумпированных режимов во всём мире – значит сообщить ни о чём.

Сталин был на третьих ролях во время революции 1917 года. Словом, был "тихушником". Тихо, тихо составлял картотеку на всех представителей власти на тот момент. Ему даже дали кличку "Картотеков". Насколько это правда, никто не знает. Но весьма поучительно. Сейчас Поднебесная приводит в исполнение смертную казнь чиновникам. И это в 21 веке. Сталин тоже растреливал чиновников. "Картотеков", как хороший дегенерат, видел издалека всех дегенератов. Быть может, поэтому он растреливал их без суда и следствия. Сегодня КНР тоже практикует ежегодно публичную смертную казнь казнокрадов по стадионам городов

XIII часть

   Факт в том, что цинизм с обеих сторон (империя и национальная бюрократия стран – объектов) исторически совпадает с логикой градации политических единиц социального времени. Глобальному процессу консолидации государств – сателлитов – под эгидой той или иной мировой державы 21 века способствует коррупция. Именно продажность чиновничьей рати стран – объектов - даёт возможность империи укреплять свои геополитические интересы. Не вопреки, а благодаря коррупции внутри зависящих разрастается масштаб субъекта геополитики 21 века, которыми зарекомендовывают себя глобальные сверхдержавы. Субъекту геополитики 21 века абсолютно невыгодна коррупция внутри себя. Тогда как на периферии зависящих от него формально якобы незывисимых государств – объектов – она де-факто поощряется и даже желательна потому, что только благодаря процветанию коррумпированных режимов тайная дипломатия укрепляет свои интересы международного субъекта – арбитра. Объект, в принципе, не может быть арбитром, исключительно субъект им является. Поэтому идеология бескомпромисса по отношению к коррупции внутри той самой политической единицы 21 века – залог её процветания и конкурентоспособности как независимого субъекта. Гарантом же её выступает бастион духа, идущего на «Вы» против врага человечества. Кто же в таком случае враг человечества? Это пороки и человеческие слабости, в которых купаются властолюбцы, одержимые до «не могу». На взгляд автора, пороки и человеческие слабости в какой – то степени являют себя ещё одним своеобразным геополитическим субъектом всех времён и народов. Этот субъект находится вне во времени и вне народов. Он является совершенным оплотом качественной константы бионегативности того самого индивида, инаколюбящего с ярко выраженным комплексом власти и выступающего с психиатрическими диагнозами нарцисса, психопата, социопата, абъюзера, мизогина и пр. Ему все нации покорны. Он не разбирает расы, ибо мажоритарным образом поражает абсолютно всех. Потому и необходимо относиться к нему как к врагу человечества. Только бастион духа должен быть против него. Иначе человечество вымрет само собой. Дух – главный ресурс будущего! Капитал уходит в небытие, он проигрывает и перемалывается под жерновами трёх авторских исторических циклов, которыми являются последовательно деаграризация, деиндустриализация и десервизация 21 века.

   Более того, мировая практика показывает, что сейчас марксовый закон понижения тенденции нормы прибыли бъёт очень и очень больно по капиталу. Ведь не зря же установлены отрицательные процентные ставки Европейского центрального банка, Федеральной резервной системы, банка Японии, центробанка Швейцарии и банка Дании. Коррупция тоже угрожает им всем – Евросоюзу, США, Японии, Швейцарии, Дании и КНР. Никто не застрахован от угрозы наступления того самого субъекта всех времён и народов, ибо качественная константа бионегативности индивида повисла над всеми. От неё нет избавления, в принципе. Только дух сможет обуздать данную константу. Он – бастион против этой константы.

  Сценарий будущего. Элита сверхдержавы в целях самосохранения на долгосрочную перспективу выдвигает так или иначе концептуальный подход, заключающийся в том, чтобы не допустить прихода во власть представителей низов гражданского общества. Меритократия метрополии всё – таки временна, ибо враг человечества не дремлет – таки!!! Верхи боятся низов по той простой причине, что отныне в 21 веке капитал теряет свой статус былого величия оплота приумножения богатства на фоне отрицательных процентных ставок ЕЦБ, ФРС, банка Японии и центробанка Швейцарии, с одной стороны, и понижения средней нормы прибыли ниже точки безубыточности, с другой стороны. Сейчас среднеотраслевая рентабельность ниже предпринимательского стимула 4% годовых. Мировой бизнес теряет стимул к инвестициям, если средняя доходность капитала ниже предпринимательского риска на уровне 4% годовых. Такова распространённая практика ведения частного бизнеса. Да, и что такое 4%? Ничто. Это среднестатистическая погрешность на фоне инляции.

  Именно низы являются поставщиками главного ресурса будущего. И в этом угроза для верхов, наследственность капитала хоть и будет, однако не обладанием огромным состоянием определяется теперь власть. Влияние за теми, кто станет лучшим представителем народа. Лучший из лучших – это тот, кто продуцирует интеллектуальную собственность, авторское право, брендинг и пр. Нематериальный актив и его рыночная капитализация обгоняет наследственные вещественные капиталы. Если промышленный капитал передавался по наследству на протяжении нескольких поколений, то нематериальный актив создаётся почти во мгновение ока и капитализируется стремглав, обгоняя за одно десятилетие ВВП той или иной страны. Например, «Фэйсбук», бренд «Тесла», «Амазон» и др. по капитализации в отдельности друг от друга превосходят ВВП средней европейской страны, которая в начале закладывалась исторически аристократией, а затем - индустриальным капиталом 19 и 20 вв. Отмеченные компании – концентрат стоимости нематериального актива. Бухгалтерский баланс их в большей части состоит из интеллектуальной собственности. Материальная составляющая там очень маленькая. Дневная волатильность рыночных котировок этих корпораций равна жалкому состоянию того или иного миллиардера, живущего по наследству или сколотившего своё имущество на сомнительнейшей приватизации отрасли морально устаревшей промышленности 20 века. В частности, ежедневное колебание котировок «Тесла» и «Амазон» на уровне 5 – 10 млрд. долл. вверх, вниз способно ввергнуть в сердечный приступ того или иного долларового миллиардера, сосредоточившего в руках, аж, целую отрасль промышленности той или иной страны. Капитализация состояния этого жалкого миллиардера эквивалентна дневной волатильности котировок отдельно взятого «Фэйсбук» или «Твиттер». Словом, создатели интеллектуальной собственности пришли с улицы, тогда как промышленный капитал создавался столетиями. Не успев придти с улицы, так рыночная капитализация компаний вчерашних магистров, студентов – недоучек и просто случайных людей, попавших, что называется, в струю здесь и сейчас, достигает высот ВВП какого – либо среднеевропейского государства. И это очень и очень не нравится олигархическому наследственному капиталу, находящемуся в тандеме с национальной бюрократией. По крайней мере, страны – объекты – геополитики, уж, точно не допустят у себя такого превосходства вчерашних пришедших с улицы над потомственным олигархическим капиталом. Всяческое подавление предпринимательской инициативы снизу – условие существования объекта – сателлита. Субъект же геополитики понимает риск, то есть роскошь отказа у себя от поддержки инициативы снизу. Цена такого отказа у себя – исчезновение глобальной империи 21 века. Ведь вектор социального времени не заканчивается на формировании одной из сверхдержав мира. За сверхдержавами наступает неотвратимая историческая необходимость слияния всех империй, которые сохранились в результате глобальной конкурентной битвы между собой, в единую империю рода человеческого.

Среднеевропейская страна - Бельгия. На 2019 год ВВП Бельгии свыше полутриллиона долларов США. Тогда как рыночная капитализация одной только корпорации "Фэйсбук" на 28 июня 2021 год составила свыше одного триллиона долларов США, что превышает ВВП отмеченной европейской страны в два раза. Экономика Бельгии развивалась тысячелетиями, а "Фэйсбук" за спустя 9 лет после первичного размещения акций превысила отметку триллион "баксов". Все это претит потомственному промышленному капиталу, находящемуся в аффилированном состоянии с государственной бюрократией.

XIVчасть

   21 век – век формирования глобальных союзов наций. Римская мировая держава времён Античности, продержавшаяся дольше всех Византия со столицей Константинополя и держава Чингисхана на Евразийском континенте – это архаика, являющаяся прообразом рождения и вызревания именно такой империи, с наступлением которой 21 век исторически упирается в глобальную систему союзов наций. Система союзов наций после 20 века индустриального капитализма востребована исторической необходимостью создания юридически закреплённого рынка сбыта. Только расширение рынка сбыта предопределяет вопрос учреждения межгосударственных коалиций, закреплённых юридическим путём.

  В связи с этим возникает вопрос определения субъекта. Согласно классике марксизма – ленинизма пролетариат – могильщик капитала. Но история доказала обратное: пролетариат далеко не субъект, ему не удалось похоронить класс имущих. Неимущий класс сейчас деклассирован и «вышвырнут» за борт пароходов, офисов СМИ и стен заводов. Роботизация труда и автоматизация производственного процесса навсегда и во веки веков лишили рабочих мест пролетарий всех стран мира. Он далеко не гегемон. Увы...

   Субъектность мировой политики принадлежит именно союзу наций, только мировая сверхдержава 21 века зарекомендовывает себя в качестве логического продолжения после упразднения государства и нации. Государства и нации упраздняются де – факто на сегодняшний день вследствие зарождения ряда империй, каковыми и являются Поднебесная и США в тандеме с Евросоюзом. За этими двумя эпицентрами рынков сбыта сосредоточен статус субъектности в мировой геополитике 21 века. Остальные страны лишь подчиняются им, то есть объекты влияния. Всё это продиктовано выживанием среднеотраслевой нормы прибыли, ведь святая святых мирового посткапитализма под угрозой. Для недопущения вымирания её историческая необходимость толкает на создание единого рынка сбыта путём формирования союза наций или метрополии. Поэтому первична политика. Доступ к рынку сбыта метрополии становится свободным для периферийных наций только после заключения политического соглашения – межгосударственного договора, признанного мировым сообществом. Так что экономика в таком случае определяется политикой, но не наоборот, как это декларирует ленинское определение политики.

  Только логика градации политических единиц объясняет историческую необходимость 21 века в исчезновении государств, наций и их суверенитетов. Вождь рода тоже ревновал к своему суверенитету рода, но не удержал его перед велением времени, вождь племени, аналогично настрою вождя рода, тоже изо всех сил старался сохранить независимость своего племени в окружении враждующих друг с другом других племён, говоривших на разных диалектах одного и того же межплеменного языка. Отныне теперь и президент нации или глава нации не сможет – таки сохранить суверенитет государства в 21 веке ровно так же, как и вожди родов и племён в прошлом «слились». Время не обмануть – таки. Оно повелевает, но не наоборот!!! Время неподвластно.

   Синергия будущего в том, чтобы соединить гегемона мира с субъектом геополитики. Как было выше отмечено, неимущий класс – не гегемон будущего. Он подлежит утилизации в прямом и переносном смыслах, как бы он этому ни сопротивлялся. Низы общества, коих большинство, менее всего в процентном соотношении подвержены наличию константы бионегативности индивида. Верхи же, коих меньшинство, в силу своей же малочисленности более всего поражены данной константой. Потому и сильна будет вне конкуренции та элита глобальной метрополии, которая из низов рекрутирует таланты. Элита в силу своего меньшинства должна и обязана понять, что на их детях природа отдыхает. Осознание этого факта – преимущество конкурентное для нации, доминирующей внутри союза наций. Империя обрекается, если верхи не подкреплены низами на базе рекрутинга лучших из лучших представителей народов мира, обладающих талантами и безупречными качествами вопреки порокам и человеческим слабостям.

   Что касается периферийных стран – объектов, то им, вообще, как кость в горле сей факт. Передающийся из поколения в поколение национальный капитал видит для себя явную угрозу, если в их ряды будут на равных поступать «вылупившиеся" из ниоткуда, на их взгляд, новые претенденты на места в элите. Особенно их пугает новая волна капиталистов фин-теха и хай-тека. Авторы изобретений и обладатели интеллектуальной собственности – новая волна капиталистов, капитализация корпораций которых в разы превосходит сырьевые компании. И это конкуренция внутривидовая – внутриэлитная, в чём коррумпированные режимы в Латинской Америке, Африке и Азии будут не заинтересованы у себя допустить такое. Низы из периферийных зависимых народов отмеченных континентов вынуждены искать себе место внутри эпицентра рынка сбыта. Только иммиграция даст им шанс быть заявленным о себе, что является усиливающейся самопроизводящейся синэргией закручивания гаек всё туже и туже в интересах метрополии.

   Бедные страны с низким подушевым ВВП ставят низы под жёсткий прессинг, что гарантирует им статус объекта геополитики. Для империи же 21 века подавление низов – непозволительная роскошь. Цена – исчезновение элиты её. Статус субъекта геополитики обретается путём слияния низов и верхов посредством внутриэлитной конкуренции между потомками, на которых природа отдыхает, и взятыми из низших страт общества талантливыми персонами, не обременёнными всяческими комплексами неполноценности и диагнозами расстройств личности.

  Авторское право, бренд, нематериальный актив, гудвилл, интеллектуальная собственность и пр. были всегда, по крайней мере, со времён промышленной революции Средневекой Англии. Но особо эти ценности заявили о себе, по историческим меркам, совсем недавно. Рыночная капитализация их в десятки и десятки, а в некоторых случаях, даже и в сотни раз превосходят оценочную стоимость одного завода, одной газетёнки и одного парохода. И это претит владельцам заводов, газет и пароходов. Им крайне не нравятся выскочки в лице всяческих «цуккербергов», «бринов», «масков», которые вчера были никем – студентами. А теперь рыночная капитализация их корпорации превышает в десятки раз нефтяную компанию, банк, хлебзавод и пр. вместе взятых. Потомственный промышленный капитал видит для себя угрозу в них. К тому же бюрократия тоже по мановению аффилированности с последними питает неприязнь и мстительную зависть. Если так будет продолжаться в Третьем мире и на всём постсоветском пространстве, тогда не бывать там рынку сбыта, без чего нет эпицентра глобальной макроэкономики. Для своего же  спасения низы со всех континентов мира устремлены в данные эпицентры рынков сбыта. Если раньше был актуален призыв «пролетарии всех стран, соединяйтесь», то на взгляд автора, в 21 веке справедлив лозунг «Низы, съезжайтесь в эпицентры мира».

Гроссмейстеры геополитики против бросивших им вызов.

XV часть

    Как ликвидировать безработицу?

 

   Безработица 21 века порождена развитием трёх авторских исторических циклов – деаграризации, деиндустриализации и десервизации. Понимание хронологии их предоставляет инструмент управления данной проблемы макроэкономики. Знаменитый «экономикс» крайне субъективен в игнорировании отмеченной авторской хронологии межотраслевой миграции рабочих и трудящихся. Критика «экономикс» - не цель в рамках предлагаемого ознакомления внизу. Тем не менее, следовало бы знать, что Западная англо - саксонская наука экономики необъективна и её фиаско равносильна тому, как в начале отстаивалась средневековой инквизицией геоцентрическая система планет, а потом потерпела поражение в будущем перед триумфом гелиоцентрической системы планет. Рано или поздно такая же участь ждёт и «экономикс». А пока МВФ и всякие «гарварды», «кембриджы» будут отстаивать рыночный фундаментализм невидимой руки Адама Смита...

  Против национальных правительств на чашу весов поставлена авторская хронология трёх исторических циклов – деаграризации, деиндустриализации, десервизации. Глобальные тренды отмеченных циклов мало того, что перемалывают суверенную макроэкономику, так ещё и ставят в тупик всех глав государств, кабинет министров и олигархию, аффилированную с интересами госбюрократии. Окончательная потеря рабочих мест раз и навсегда и во веки веков - полный тупик. Роботизация труда и автоматизация производственного процесса вкупе с внедрением цифровизации и искусственного интеллекта «втаптывают» до минимума необходимости присутствие человеческого фактора на рабочих местах. Народонаселение становится не у дел исторически. Именно осознание этого факта важно само по себе. Без знания данного факта невозможен макроэкономический менеджмент. Этот диагноз окончательный!!! А если есть диагноз, то и пора приступать к практике хирургического вмешательства. Медикаментозное лечение здесь неуместно, на взгляд автора. Макроэкономика, являясь пациентом, нуждается не сколько в профилактическом подходе врачевания, а столько в ампутации и хирургии со скальпелем. Скальпель должен быть на высшем пилотаже "фехтования".

   Для ликвидации хронической проблемы безработицы необходимо оздоровить центр принятия решения в суверенитете. Одним словом, забегая вперёд, национальной традицией должна стать практика посадок в тюрьму и места лишения свободы узурпаторов режима, диктаторов, автократов и пр. Олигархия при них должна быть поставлена в стойло. Компрадорская верхушка государства стопорит процесс правильного принятия решения. Правильные решения  - в «фехтовании» скальпелем на хирургическом столе, куда пациент в лице макроэкономики попадает, покрывшись гнойниками коррупции, гематомами криминала, метастазами рака колониальной администрации – предателей нации. Высшая мера наказания для предателей нации – смертная казнь?! Так диктует уголовный кодекс и любое законодательство суверенитета той или иной страны.

   Если олигархия той или иной страны не захочет в стойло принудительно, то она объективно сама, хочет того или нет, всё равно попадёт в стойло долгосрочного убытка, согласно авторской хронологии трёх исторических циклов – деаграризации, деиндустриализации и десервизации. Государственно – частное парнёрство будет состоять с ними в следующем алгоритме:

1. Национализация отраслей народного хозяйства если не до ста процентов, то с блокирующим пакетом акционерного капитала или на уровне так называемой превалирующей золотой акции. Перспектива за 100 процентами национализации.

2. Законодательно задекларировать статус государственной инфраструктуры для ряда отраслей промышленности, подлежащей национализации полной или частичной.

3. Сделать национальным обычаем и чуть бы не традицией до уровня ритуала слежение работы госчиновника путём он – лайн наблюдения за ним.

Последний третий пункт легко внедряется при установлении четырёхдневной рабочей недели. Народонаселение из безработного превращается в профессионального блюстителя закона, как источника власти согласно конституции. Безусловный основной доход (БОД) вполне себя зарекомендовывает для такого случая присвоения профессионального статуса народонаселения – блюстителя за исполнением законодательства суверенитета.

   Достойный жизни БОД и четырёхдневная рабочая неделя – это гонка на арене 21 века. Их претворение в жизнь - триумф мягкой силы 21 века. Ведь уже так было во времена Римской империи, где император Нейрон пел песни тому самому народу, кому он давал хлеба и зрелищ. Отныне настанет теперь черёд чиновничьей рати и компрадорской олигархии «станцевать - плясать» под дудку народа, кого они в прошлом так презирали и ставили ни во что де – факто, хотя де – юре всё чин по чину и было. Но прежде, чем свершится всё это, скальпель "фехтования" на высшем пилотаже хирургии вместо «экономикс» исторически необходим, иначе пороки и человеческие слабости уничтожат человечество раз и навсегда.

Макроэкономика 21 века - это пациент на операционном столе. Пациент поражён гангреной коррупции, гематомами криминала, метастазой рака национальной колониальной администрации и гнойниками региональных ОПГ. Только ампутация здесь поможет. Врачевание и медикаментоз на базе знаний "экономикс" без ампутации - всё равно, что мёртвому припарка. Только инструменты хирургии гарантируют реабилитацию пациента, в лице которого выступает макроэкономика нации. Инструментарий "экономикс" без хирургии скальпелем - мышиная возня!

XVI часть

Как достичь экономического роста?

 

   В мировой практике вопрос экономического роста – одна из трёх главных проблем макроэкономики. Первая проблема безработицы решена в предыдущей 15 части. Экономический рост связан с суверенитетом, которым обладает только субъект мировой политики 21 века. Объекты – сателлиты если и растут, и богатеют, то только встраиваясь во внутрь рынка сбыта метрополии. Они, встраиваясь, лишаются независимых рычагов запуска механизма экономического роста. Де – факто периферийные нации служат пойлами по исчерпанию потенциала положительной среднеотраслевой нормы прибыли вплоть до долгосрочной плановой убыточности, чего пока ещё нельзя пронаблюдать в силу того, что пока капитализму приказано долго жить. Но всё равно - вопрос времени. Де – юре они якобы наделены государственной независимостью, но де – факто их статус объекта влияния окончательно закрепляет за ними клеймо сателлита. В идеале им уготован путь колониальной зависимости, хотя формально согласно международному праву они суверенны.

   Святая святых в сателлитах находит своё спасение в нарушении национального законодательства. Национальный капитал, который уже не национально-ориентированный, а компрадорский, не может не преступать юридические законы как внутри своей страны, так и во вне её, ибо, в противном случае, святая святых сгинет на фоне отрицательных процентных ставок ряда центробанков развитых макроэкономик мира. Среднеотраслевая рентабельность формально суверенных стран Третьего мира и постсоветского пространства для своего выживания находит своё спасение именно в коррумпированных режимах. Благодаря, а не вопреки коррумпированному режиму достигается положительная среднеотраслевая норма прибыли. И это приговор. Такое состояние подобно удавке на шее суверенитета. Потому и хиреют их народные хозяйства в угоду поддержки метрополий.

  Экономика определяется политикой, в частности, суверенитетом и статусом метрополии. Политика первична, экономика идёт вслед за ней. Статус объекта влияния – приговор для решивших стать таковыми путём тайной дипломатии, выстраиваемой между ним и доминантом союза наций. Поэтому нельзя достичь полноценного экономического роста для почти колониальной зависимой страны. Развитие народного хозяйства её лежит исключительно в плоскости политического принятия решения и политической воли относительно независимости. Денежно – кредитная политика, налоговое регулирование, протекция экспорт - импорта и пр. – сущая мышиная возня, в которой погрязли вынужденно коррумпированные режимы Латинской Америки, Африки, Азии и постсоветского пространства. Их макроэкономический менеджмент - лишь косметический ремонт для того, чтобы поддержать и недопустить полного развала локального рынка, задвинутого на глобальную периферию. Если и есть рост национального богатства там, то только лишь в угоду компрадорской колониальной администрации якобы государства. Большинство же влачат своё существование...

   Итак, политика 21 века – это приговор для периферийных стран – объектов, сателлитов союза наций. Путь к процветанию данных якобы государств должен и обязан лежать через политику становления их из объекта в реальный субъект принятия решения на мировой арене геополитики. Цель такого обретения статуса состоит в полноценном экономическом процветании с перспективой на шанс к тому, чтобы быть одним из конкурентов всем глобальным сверхдержавам. Но чему быть, тому не миновать. Имеется в виду то, что социальное время наступило. Пришло время конкуренций империй на мировой арене 21 века. Рода, племена и нации выполнили свою миссию сквозь становления общественно – экономических формаций. Отныне только и исключительно логика перерождения политической единицы даст возможность заявить о себе именно союзу наций – сверхдержаве настоящего и будущего. При этом монолит объединения нескольких решивших отказаться от суверенитета стран предопределяет успех экономического роста в плане создания ими же единого рынка сбыта, без доступа к которому объекты влияния, то есть ни на что не влияющие периферийные якобы государства, обречены быть таковыми на всю оставшуюся им жизнь подковёрной, тайной дипломатии, выстраиваемой под угоду интересов глобальных центров принятия независимых решений империй 21 века.

   Конспирация межгосударственных отношений между глобальным центром принятия решения и периферией мира – наиболее реальная политика на сегодняшний день. Всё остальное – на потребу иллюзии построения мирового каркаса суверенитетов и идиллии якобы верховенства международного права, к которому имеют доступ будто бы на равных все без исключения. Всё это миражи настоящего и будущего. Происходит настоящая манипуляция общественным сознанием. Тайная дипломатия союза наций более всего аффилирована во всём этом. Она и заинтересована в том, чтобы держать под собой всех и вся. Ведь в политике нет друзей, но есть только вечные интересы и аффилированность во всём.

  Самоусиливающаяся синергия объединения гегемона и субъекта состоит в выкачивании лучших низов общества из мировой периферии и вовлечении их в ряды элиты мирового центра принятия решения. Периферия обесточивается и лишается перспективы у себя найти лучших из лучших представителей своей же нации. Миграция умов в эпицентры рынков сбыта закладывает основу для жизнедеятельности элитарности узкого круга лиц, доверенных к принятию судьбоносных решений. Для того, чтобы происходила ротация рядов элиты мира, национализация отраслей промышленности преследует собою цель сделать новую инфраструктуру для прекрасного будущего, в котором есть четырёхдневная рабочая неделя и безусловный основной доход для большинства. «Четырёхдневка» и БОД – уже неслучайные вбросы, они становятся вполне закономерными на глобальной повестке дня в большой «Семёрке» и большой «Двадцатке» мира. С помощью них достигается привлекательность жизни, к которой устремятся низы. Свободное перемещение между периферией мира и центром мира предполагает беспрепятственную политику миграции в пользу последнего. В результате чего конкуренция на рынке интеллектуальной собственности будет колоссальной. Вследствие богатейшего выбора среди талантов международная конкуренция сосредоточится вокруг интеллектуального и человеческого капитала. Исключительно рынок интеллектуальной собственности сулит огромную норму прибыли, в связи с чем метрополии будут видеть спасение инклюзивного капитализма, объявленного Ватиканом - куратором концепции инклюзивного капитализма. Справедливость инклюзивного капитализма подразумевает поддержку низов на базе выравнивания имущественного неравенства. А это достигается частично «Четырёхдневкой» и БОДом. Большинство социума 21 века, коим выступает сейчас политическая единица в лице союза наций или империи, обретёт путь к комфортабельной жизнедеятельности по продуцированию нематериальных активов, рыночная капитализация которых за считанное десятилетие на примере корпорации «Амазон» превосходит среднеевропейский ВВП.

  Автомобильная промышленность, нефтедобыча, металлургия и пр. подлежат так или иначе национализации вследствие очень маленькой среднеотраслевой доходности, балансирующей долгосрочно на грани безубыточности. Но полной национализации их будет предшествовать квазинационализация. О ней следует остановиться более подробно.

   Новый смысл инфраструктуры. Его следует пересмотреть. Если раньше под инфраструктурой подразумевалась система поддержки бизнеса путём строительства дорог, электросети, ЖКХ и пр., то настоящее упёрлось к тому, чтобы всю реальную индустрию - промышленность – законодательно утвердить в качестве инфраструктуры. Достигается расширенное понимание того, что она, вообще, означает. А означает она то, что на базе неё формируется «Четырёхдневка» и БОД. Исключительно национализация промышленности и обеспечит всё указанное в качестве инфраструктуры, на основе которой внедряется легко и просто «Четырёхдневка» и БОД. Всё это болезненно и крайне неприятно для владельцев заводов, газет и пароходов, имущий класс видит для себя угрозу исчезновения во всём этом. Поэтому сейчас предшествует методом исторических проб и ошибок квазинационализация активов на фондовом рынке. Центробанки двух развитых стран Японии и Швейцарии выступают на данный момент своеобразными государственными хедж – фондами, скупающими транснациональных гигантов – корпораций. Бухгалтерский баланс отмеченных двух Центробанков пополняется ценными бумагами – акциями и корпоративными облигациями, что означает де – факто огосударствление всех тех активов, которые они поскупали на фондовом рынке. Акции терпят крах и банкротство в силу исторического цикла деиндустриализации. Впереди всех ждёт пока не заявивший во весь рост следующий исторический цикл десервизации 21 века, которому предшествует сейчас фаза сервизации, идущая вслед за завершившимся циклом деиндустриализации 20 века.

   ФРС США практиковала выкуп акций с правом обратной продажи их после кризиса 2008 года. Так, она однажды выкупила акции автогигантов «Форд» и «Дженерал Моторс». Не факт, что очередной кризис вынудит снова её войти в качестве одного из акционеров этого автогиганта раз и навсегда, так как автомобильная промышленность – это «старуха» деиндустриализации 20 века. Данная промышленность путём её первой квазинационализации выступит повивальной бабкой для рождения нового смысла инфраструктуры, внедрения «Четырёхдневки» и БОДа.

   Государственным бизнесом будет являться вся реальная индустрия глобальной империи 21 века. Нечастный бизнес – общий случай, скорее всего, нежели частное владение им. К этому вынуждает избавление от плановой убыточности, в которую вверглись транснациональные корпорации реальной индустрии в силу свершившегося факта цикла деиндустриализации 20 века. Ведь святая святых мирового капитала на данный момент времени балансирует на грани безубыточности или около ноля. Доказательство тому – отрицательные процентные ставки денежных властей развитого мира посткапитализма, принимающего обличье так называемого инклюзивного капитализма под кураторством Ватикана.

   Экономический рост должен и обязан быть исключительно в силу статуса метрополии. Объекты влияния, в принципе, не могут быть эпицентрами рынка сбыта и точками сборки экономического роста, ибо сам статус их на периферийном мировом рынке обрекает. Сверхдержава 21 века в том, чтобы упредить квазинационализацию путём скорейшей прямой национализации реальной промышленности до 100 процентов. Выиграет та доминирующая нация внутри союза наций, которая решит сделать государственным весь реальный сектор макроэкономики, без чего не получится внедрить четырёхдневную рабочую неделю и безусловный основной доход для достойной жизни человека.

   Огосударствление – это свершившийся факт коллективного акционера в лице народовластия. Следовательно, народ становится главным акционером всей промышленности, что даёт право ему на четырёхдневную рабочую неделю и безусловный основной доход. Вследствие чего снимается с повестки дня вопрос налогообложения для источника выплат БОДа. Такая постановка вопроса была до поры до времени, пока не осмелились на тотальную национализацию убыточных активов на фондовом рынке.

   Зачем искать источники выплат БОДа, если можно раз и навсегда сделать весь народ, являющийся согласно конституции первоисточником власти, главным акционером посредством прямой национализации, минуя квазинационализацию, которую практикуют Центробанки Запада и Японии?

Исторический цикл деиндустриализации 20 и начала 21 вв. и параллельно негативная святая святых мирового капитала идут рука об руку. Отрицательная доходность обессмысливает институт частной собственности на Западе. Для его защиты Запад и Япония проводят квазинационализацию, которую совершает денежная власть посредством выкупа акций и корпоративных облигаций. Квазинационализация - инкубационный период, предшествующий признанию полноправного огосударствления реального сектора макроэкономики.

В 21 веке новое понимание смысла инфраструктуры заключается в том, чтобы национализированнная вся промышленность выступила бы базой для развития глобального рынка сбыта нематериальных активов - интеллектуальной собственности. Капитализация рынка человеческого и интеллектуального капиталов разовьётся благодаря расширенной инфраструктуры, которую следовало бы создать посредством национализации всего реального сектора макроэкономики с целью внедрения БОДа и "Четырёхдневки".

XVII часть

Как ликвидировать инфляцию?

 

   Политическая воля. Без неё нет ликвидации инфляции. Всё остальное, как денежно–кредитная политика центробанков, фискальное регулирование ряда министерств, госпротекционизм и прочее, олицетворяет собой жалкое наблюдение над мышиной вознёй госбюрократии, поражённой концентированным выражением той самой качественной константы, благодаря которой рождается новая вселенная эмоциональных феноменов.

   Вселенная эмоциональных феноменов – это бесконечный мир духовных ресурсов. О чём следует остановиться более подробно отдельно в последующих частях. А пока предлагается заострить внимание на проблеме решения инфляции – одной из трёх главных проблем макроэкономики.

  Мало называть «паразитами» и «вампирами» всех тех людей, обременённых тяжестью судьбы инаколюбящих и диагнозами расстройства личности. Они формируют в долгосрочной перспективе агонию вымирания социума. Социум, так и не родившись в последующую политическую единицу, грозит быть вырожденным безвозвратно. Моральные уроды во власти тому причина. Ведь рыба гниёт с головы. Их всех следует, на взгляд автора, олицетворять с гангреной коррупции, гематомами криминала, метастазами рака национальной колониальной администрации и гнойниками мафии – ОПГ. Вот здесь и зарыта собака, то есть инфляция. Вывоз незаконно нажитого капитала за рубеж, разрушение института неприкосновенности права на частную собственность и прочее порождены этими «паразитами» и «вампирами», которых мало называть так.

   Категоричная ампутация их всех – гарантия удаления рецидива. Рецидив будет всегда, но для этого и должен народ стать занятым в профессиональном статусе наблюдателя – надзирателя. Народ – профессиональный надзиратель. Ему будут даны БОД и «Четырёхдневка» для осуществления своей новой профессии, которая будет состоять в надзоре за работой чиновника. Теперь чиновником станет любой директор хозсубъекта национализированной промышленности, являющейся в результате огосударствления инфраструктурой. За директорами государственных предприятий должны и обязаны в силу профессиональной обязанности надзирать в он-лайновом и офф-лайновом режимах все граждане, получающие БОД. За генеральными директорами будет поставлено всевидящее око народа. Денно и нощно необходимо надзирать над всей бюрократией, которая пополнится этими госуправленцами заводов, фабрик и других гигантов – корпораций, подлежащих национализации. В результате чего не может не появиться профессия под названием надзиратель за госчиновниками. Этой профессией будет обеспечиваться электорат.

  Таким образом, 21 век за той инфраструктурой, которая в национализации реальной индустрии, являющейся планово убыточной в силу факта исторического цикла деиндустриализации 20 века, преследует цель создать базу для внедрения источника выплат БОДа и обеспечения четырёхдневной рабочей недели. Следовательно, (с большой буквы) Электорат народовластия есть зеркальное отражение интереса коллективного акционера в лице народа. Электорат – прямой акционер национализированной промышленности, сформированной для того, чтобы служить базой для обеспечения источника выплат БОДа и условия четырёхдневной рабочей недели. Старое понятие инфраструктуры отмирает. Частному бизнесу хоть и будет дан доступ к дорогам, ЖКХ, электросети, тем не менее этого будет недостаточно для полноценной жизнедеятельности империи 21 века. Теперь новое понимание инфраструктуры 21 века трансформируется. Оно стихийным образом через квазинационализацию, которую сейчас проводят центробанки посредством выкупа активов частного бизнеса, переродится в полноценную национализацию реального сектора макроэкономики. И тогда топ – менеджмент данного сектора станет госслужащим, за которым будет надзирать всевидящее око профессионального Электората. Профессиональный Электорат – это категория!

Хорошие дегенераты были всегда. Будут и в империи 21 века. Ибо качественная константа бионегативного индивида, в принципе, неискоренима. Хорошие дегенераты - вечно кающиеся и самобичующиеся. В стане вырожденцев есть союзники нормального большинства. Этими союзниками выступают своеобразные монахи в миру, то есть те же самые вырожденцы, но хорошие. Хорошие потому, что они - то и смогут бросить вызов всем, всем плохим и мерзким выродкам, дорвавшимся до верха олимпа.

XVIII часть

   Пороки и человеческие слабости – основа учения Макиавелли. Антиподом же его выступает дух, являющийся альтернативой содержания капитала. Макиавеллизм эффективен в краткосрочной перспективе, тогда как долгосрочная перспектива за тем ресурсом 21 века, сплачивающим народы мира в единый союз разных наций, объединённых в один из глобальных рынков сбыта. Этим ресурсом выступает именно дух, с помошью которого побеждается пренебрежение нормами морали. Эксплуатацию норм морали в своих интересах учение Макиавелли воздвигло в один из столпов государственной политики.

   Антимакиавеллизм автора в том, чтобы сделать то самое средневековое учение о достижении целей в политике любой ценой и любыми средствами абсолютным анахронизмом, дабы любому, возжелавшему взять его на вооружение для построения политики, оно (учение) показалось бы временным средством достижения цели. На длинных временных периодах империя обречена будет, если вооружится тем самым средневековым учением. История тому пример, где империи ушли в прошлое навсегда.

   Что касается антимонетаризма автора, то если исходить из того, что Милтон Фридман получил Нобелевскую премию лишь за историческую констатацию факта двухсотлетнего периода денежно – кредитной политики США, то автором выявлен и зафиксирован намного больший период, чем у Нобелевского лауреата. Этот период охватывает точку отсчёта, начиная с Древнего Египта до нашей эры и заканчивая началом 21 века нашей эры (ссылка на аксиому 8 пункт 1 здесь). Более того, исторический период превосходит даже 21 век. Ведь ещё пока не наступил цикл десервизации мировой экономики.

   Антимонетаризм обессмысливает апелляцию либерализма к необходимости невмешательства государства в дела экономики. Наоборот – таки, госполитика определяет экономику 21 века. И этой политикой является курс построения глобальной империи будущего, сосредотачивающей вокруг себя огромный рынок сбыта товаров и услуг. Конечно, если страна - объект, то ей незачем авторский антимонетаризм, она ж ни на что не влияет в мире. А если и повлияет, то весьма сомнительный результат будет у неё в силу полного отсутствия статуса субъекта. Только субъект мировой политики заинтересован будет в антимонетаризме и антимакиавеллизме при условии становления его в одну из мировых сверхдержав будущего.

   Антимонетаризм и антимакиавеллизм!!! Как мало слов, но как много смысла во всём этом?!

Психологи утверждают, что существует триада личностей, которые стали манипуляторами не потому, что прочитали о манипуляциях где-то, но потому, что в силу своей психики являются таковыми. Среди всех расстройств личности наиболее экстравагантным выглядит макиавеллист. Его неординарность в том, что он судит о людях по себе непроизвольно на уровне врождённого безусловного рефлекса.

Считая, что все люди такие же, как и он сам, макиавеллист стремится действовать на опережение до того, как его уличат в проявлении всего того плохого, что может быть направлено против него же самого. Для макиавеллиста все люди - дерьмо, как и он сам, но про него никто не должен знать, ибо он действует, то есть манипулирует, на опережение.

XIX часть

   Марксизм необъективен в отношении первобытно – общинного строя, внедряя имущественный критерий разделения людей на классы. В рабовладении, феодализме и капитализме имущественный ценз разделения масс на классы имущих и неимущих идеально срабатывает. Ошибка марксизма в том, что объявляя общественно – экономические формации в качестве одной из центральных теорий, сам же и не может объяснить применение имущественного критерия в деле разделения первобытно – общинного строя на классы. В первом строе не было абслютно никаких классов, там была равноправная община во главе стихийно сформированного вождизма. В эпоху первобытного строя существовала психиатрия вождизма, с чего и следовало бы Марксу, Энгельсу и подхватившему их эстафету Ленину начинать научно обоснованное исследование. Стало быть, учение марксизма – ленинизма невсесильно, потому что неверно и необъективно в своём классовом подходе. И революция 1917 года является с точки зрения сегодняшнего переосмысления событием психиатрии вождизма. Это отдельная тема, нужна – ли была она тогда?!

   Психиатрия вождизма – вот главный критерий классовости. Объективность состоит в том, что во всех обозначенных формациях – первобытнообщинном строе, рабовладении, феодализме и капитализме – присутствует бич истории. Этим бичом выступает именно психиатрия вождизма. Вождь общины в эпоху первобытно – общинного строя, рабовладелец в Античные времена, феодал при феодализме и капиталист при капитализме объединены в один и тот же неимущественный ценз. Если Маркс определил имущественный ценз, что является субъективным подходом, то в противоположность этому следует взять неимущественный ценз, который заключается в стихии психиатрии вождизма.

   Массы делятся на два слоя – ненормальные и нормальные. Первые идут во власть, пусть хотя бы и в маленькую власть, но во власть, вторые же не видят для себя пользы обретения её в долгосрочной перспективе. В том и вся вселенная эмоциональных феноменов, что нормальное большинство, словно как сова днём, не видит того, что ненормальные буквально «купаются» и наслаждаются в доминировании над себе подобными. Всегда быть на высоте доминирования – вот в чём необходимо быть как сова ночью. Такова психологическая мотивация зарождения классов. На заре первой формации времён Античности и на закате индустриального капитализма 20 века нашей эры господствующий класс выступал в лице коллективного ненормального. Среди собственников средств производства есть немалое количество социопатов, не говоря уже о триаде растройств личности – психопатов, нарциссов и черты макиавеллизма. История человечества изобилует яркими примерами цинизма со стороны богатых людей – рабовладельцев, капиталистов, государей и пр. – по отношению к зависимому от них большинству класса нормальных людей, которым власть, в принципе, не нужна и она им - обуза и ноша непосильная. Тогда как для собственников средств производства властолюбие – цель и смысл жизни. Без власти нет материального богатства, что звучит как аксиома.

   Никколо Макиавелли положил начало, но не описал конец, потому что не мог знать заранее, а если и мог, то лишь с точки зрения религиозного страха за покарание грехов. Конец плачевный, как показала всемирная история исчезновения империй и государств. В этом его и заслуга, что дал Европе начало зарождения упорядоченного вождизма, проявлявшегося до той поры стихийным образом. О духе, как об антиподе его учению, он знал в религиозном смысле, что, конечно, не возбраняется ему, однако Никколо Макиавелли неизвестно было, в принципе, что 21 век развернётся на битве лучших из лучших представителей наций в глобальной внутривидовой элитной конкуренции. Внутривидовую конкуренцию элит разных наций никто не отменял, её следует изучать пристально. От неё зависит исход империи будущего. Кроме того, благополучие жизни нормального большинства также зависит от этой конкуренции.

   Ненормальное меньшинство, коим выступает элита, всегда перевешивала, перевешивает и будет перевешивать против большинства, зависящего от неё. Причина в том, что триада растройств личности и секта инаколюбящих чрезвычайно социальная популяция людей по своей природе. Только находясь внутри социума, который в эпоху первобытно – общинного строя представлял род, а в эпоху рабовладения представляло условно племя, в эпоху феодализма - родоплеменное объединение и, наконец, в эпоху раннего капитализма - условно нация, властолюбивое меньшинство пребывает в своеобразном потреблении духовных ресурсов. Своеобразность данного потребления мотивирована следующими неутолимыми желаниями:

1. Эмоциональная потребность в превосходстве своего эго.

2. Физическое причинение вреда, боли и смерти.

3. Намеренная психологическая травма.

Это три основных ненормальных желания или мотивации. Нормальным людям не понять. Для секты инаколюбящих и триады растройств личности обозначенные три мотивации являются центром вселенной эмоциональных потрясений – феноменов, есть ради чего жить (далее ЕРЧЖ). Вселенная потому, что определён неимущественный критерий – ценз – разделения масс на классы, где, с одной стороны, выступает ненормальное подавляющее меньшинство властолюбивых людей и нормальное большинство людей, с другой стороны.

   Махровость поведения элиты 21 века «маскируется». Если извергу – рабовладельцу – Рим до нашей эры покровительствовал, а феодалу – деспоту – аристократия Средневековья проявляла солидарность в тирании над крестьянством, то при капитализме 20 века более – менее элите приходилось считаться с большинством в плане обеспечения для него достойного уровня жизни, что как бы умиляет на фоне исторического прошлого. Тем не менее, пороки и человеческие слабости никуда не исчезли. Человек по своей природе всё тот же на сегодняшний день. Махровое поведение представителя нации сейчас скрыто под личиной диплома, государственных наград, доски почёта, мировой славы актёра, писателя, учёного, а также мировыми рейтингами списка богатейших на планете Земля и пр. Заявляя так, нельзя, естественно, подозревать каждого в том. Однако опыт и практика подтверждают, что во власти нет случайных людей, ведь туда попадают через секту инаколюбящих и людей с диагнозами растройства личности. Пресловутая известность гласит, что порядочный человек долго не задерживается на верхах, он уходит оттуда. Там задерживаются только потребители духовных ресурсов, которые представляются для них безгранично вследствие нахождения там же. В случае выхода они лишаются изобилия духовных ресурсов потребления.

   Такое потребление ресурсов есть паразитарный образ жизни. Более того, «вампиризм» распития крови человеческой заявляет о себе в следующем распорядке действий в 21 веке. На смену эксплуатации труда, в которой пребывали пресловутые формации прошлого, идёт эксплуатация потребности человека. Эксплуатация потребности человека – основа манипуляции общественным сознанием. Социальная потребность человека находиться внутри общества делает его весьма уязвимым для господствующего класса. Человек чувствует себя ущёмлённым вне социума, он не мыслит себя вне его, ибо человек по своей природе социален, а потому ему необходимо нахождение внутри общества. И это для него ловушка, в котороую он попадает путём манипуляции общественным сознанием 21 века.

   Складывается такое впечатление, что человек в 21 веке настолько беспомощен, что не мыслит себя без нахождения среди себе подобных. Ему жизненно необходимо общество, где он и живёт. Контекст его жизнедеятельности продиктован прописанным регламентом социального обустройства, упорядоченного законодательством страны. Тот, кто пишет законы и контролирует расходы на физиологические потребности, управляет и манипулирует обществом. Человек вынужден стать жертвой жизни внутри этого общества, подвергающегося беспощадной и циничной манипуляции общественным сознанием, что очень и очень доставляет неистовое удовольствие господствующему классу, пропитанному мажоритарной долей присутствия секты инаколюбящих и лиц с диагнозами растройства личности. Морок народа, претерпевающего на себе манипуляцию общественным сознанием, выгоден для элиты в целях сохранения власти. Нахождение народа под неусыпным присмотром со стороны манипуляторов во власти есть гарантия доминирования. Только так она, то есть элита, и сможет быть всегда на высоте доминирования.

   Можно – ли назвать такую элиту духовно богатой, если они окунулись в бесконечное потребление духовных ресурсов? Нет. Это антидуховная роскошь, против которой дух народа восстаёт рано или поздно.

Ленин и Маркс глубоко ошиблись в имущественном критерии разделения масс на классы. В письме М. Горькому Ленин написал, что интеллигениция - говно. В этом есть доля правды. Надо было В. Ульянову развить эту характеристику интеллигенции на научной основе. В частности, надо было бы ему разделить массы на базе доминирования психиатрии вождизма. Но он не смог бы этого сделать по причине недоразвитости науки психологии, которая в начале 20 века только, только зарождалась. Вождь пролетариата интуитивно догадывался, когда обозвал интеллигенцию дерьмом. Правда или вымысел авторства его слов?

В 2021 году вышел фильм под названием «Красотка на взводе», где в эпизоде сыграла лауреат премии «Оскар» Сарандон Сьюзан, активист и борец за секс-меньшинства и сохранение окружающей среды. Сюжет фильма состоит в программе наблюдения ЦРУ за ненормальными людьми, которые, на взгляд американской разведки, являются особенными генетически. На самом деле, эти люди являются выродками, то есть дегенератами, в ком и признаёт саму себя героиня боевика «Крастока на взводе», когда она пришла к психологу, чтобы свести счёты с ним. Актриса Сарандон Сьюзан в конце фильма как бы предлагает героине перенаправить свою генетическую дегенеративность во имя появляющейся цели в жизни, которая предлагается посредством неё (Сьюзан Сарандон) со стороны государства США, в частности, со стороны разведки США. ЦРУ знает психологию как оружие. "Человек – лучшее оружие будущего" - сказала в конце фильма актриса Сьюзан Сарандон, а идеология, внедрённая в умы и сердца особенных и условно одарённых генетически, служит тем самым «магазином» патронов и пуль. Философия фильма и ЦРУ – хорошие дегенераты на службе родине. Хорошие дегенераты – друзья нормальных людей!!!

XX часть

   Сталелитейная промышленность, металлургия, химическая индустрия, горнодобывающая отрасль, автомобилестроение и прочие отрасли реального сектора макроэкономики согласно марксову закону понижения тенденции среднеотраслевой рентабельности окажутся в стойло долгосрочного убытка. А если же данный закон покажется кому-то слишком идеологизированным, тогда предлагается апелляция на авторскую аксиоматику, где, в частности, приводится эмпирическое доказательство исторической неизбежности деиндустриализации и идущей вслед за ней десервизации мировой экономики (ссылка на авторскую аксиоматику здесь). Преимущественно производство товаров в промышленных масштабах становится частью большой инфраструктуры, в которой недостаточно того, чтобы были только дороги и сети ЖКХ. Историческая необходимость толкает государства на объявление почти всех реальных отраслей в качестве национализированной инфраструктуры. Национализация и придание отраслям роли инфраструктурного значения – пролог к макроэкономике 21 века.

   Уже факт. Капитализация интеллектуальной собственности и нематериальных активов уже в разы превосходит рыночную капитализацию старой экономики по добыче нефти и газа, угля и горнорудных ископаемых, товаров народного потребления и недвижимости. Именно нематериальные активы идут на замену нефти – так называемого чёрного золота. Они сосредоточат вокруг себя всю рыночную конъюнктуру 21 века. Поэтому частная собственность по – прежнему – святыня глобального рынка сбыта! Право на частную собственность будет гарантировано именно в силу статуса субъекта мировой геополитики, которым будет выступать исключительно империя 21 века. Объекты – страны лишь будут двигаться в фарватере этого субъекта. Ни на что не влияющие формальные зависимые государства на периферии глобального рынка сбыта выступят жалкой пародией на имитацию гарантирования права на частную собственность. Подавление низов и превосходство (за счёт этого подавления) верхов – залог утопания стран – объектов в пучине коррупции, не дающей низам занять место в местной элите. Единственный выход для людей низших страт местного общества – иммиграция с целью на ПМЖ в эпицентры глобального рынка сбыта, что отвечает целям формирования богатого выбора лучших из лучших для попадания их в места элиты империи 21 века. Например, Илон Маск, иммигрант из ЮАР. Он стал таковым благодаря переезду из Африки в США. В противном же случае, его пребывание на чёрном континенте привело бы его к удручающему исходу. Стало быть, лозунг «Низы, съезжайтесь в эпицентры глобального рынка» всё более и более зарекомендовывает себя в качестве нового мема вместо «пролетарии, всех стран объединяйтесь».

   Мировая сверхдержава нуждается в беспрепятственном поступлении лучших из лучших со всей периферии мирового рынка сбыта. Только так и сможет сформироваться имперская макроэкономика 21 века, где удельный вес национализированной реальной промышленности займёт маленькое значение по сравнению с огромной долей нематериальных активов. И это не благое пожелание, а самое что ни на есть историческое выживание среднеотраслевой рентабельности, которую теперь сулит монопольное владение на интеллектуальную собственность. Капитализация неимущественных и имущественных прав на частное владение монополией, обеспеченной на базе интеллектуального капитала, не идёт ни в какое сравнение с маленькой капитализацией всей национализированной промышленности, ставшей инфраструктурой для всего рыночного хозяйства. Рынок – это, прежде всего, богатый выбор, без чего не сможет функционировать рекрутинг лучших из лучших для создания имперского рынка огромной капитализации имущественных и неимущественных прав на частное владение монополией, обеспеченной на базе гарантии интеллектуального капитала.

   Интеллектуальный капитал со 100 процентами юридической гарантии защиты возможна в условиях существования мировой сверхдержавы. Государствам – сателлитам – устраивать у себя такое, чтобы низам давать ход на верх – в места элиты, смерти подобно, поэтому они и остаются быть на периферии мира. Отсюда следует, что низшие страты социума – основной источник «утечки мозгов» за границу. Массы - поставщик индивидуальностей. Национальные псевдоэлиты на периферии мира лишь сохраняют свой статус – кво, ни на что не влияющий и не препятствующий перемещению талантов. Тогда как огромная масса людей мигрирует в развитую часть мировой экономики, чтобы реализовать себя там, а не здесь, где подавление низов и процветание коррупции. Коррупция не сведена к нулю даже в империях 21 века. Но удержание её на уровне, отличающемся от стран Третьего мира и постсоветского пространства в лучшую сторону, является привлекательным индикатором для принятия решения «утечки мозгов».

   21 век подошёл к тому, что теперь для элиты враг – это сам человек из низов. Он выступает носителем интеллектуального капитала и угрозой для наследственного старого капитала. Под старым наследственным капиталом подразумевается весь господствующий класс владельцев заводов, газет и пароходов из индустриального капитализма 20 века. Студент – недоучка – это конкурент всем отпрыскам господствующего класса индустриального капитализма. К такому умозаключению, по крайней мере, в странах Третьего мира и постсоветского пространства приходят отцы, собирающиеся уходить на покой и передавать в наследство своим детям имущество, нажитое непосильным трудом и потом, известным только родителям в силу сомнительного происхождения первоначального сколачивания капитала. Про что нельзя категорично отметить в отношении США, выступающими в тандеме с Евросоюзом, и Поднебесной. Их элиты интуитивно догадываются, что уничтожать конкуренцию лучших из лучших представителей низов – роскошь непозволительная в судьбе формирования империи будущего. Если искоренять конкурентную среду появления самородков, гармоничное функционирование эпицентра мирового рынка сбыта вокруг сверхдержавы даст сбой с перспективой на исчезновение её с политической карты мира. Приходится решать вопрос в связи с этим такой, чтобы не убить курицу, несущую золотые яйца.

   Несущая золотые яйца курица – это низы социума, а золотые яйца её – это самородки и лучшие из лучших представителей разных наций, объединённых во имя одной и той же империи будущего! Демография 21 века изобилует ими. Но выбор сложный предстоит сделать мировым элитам, за которыми тайная дипломатия настоящего и будущего. А выбор состоит в сокращении мирового народонаселения, с одной стороны, и как бы не убить, с другой стороны, ту самую курицу, из которой «вылупляются» во мгновение ока недоучки «цукербергги», «гейтсы» и «илоны маски». Измор, болезни, эпидемии и пандемии – это всё неслучайно! Курица слишком толстая и много яиц несёт, её сажают на голодный паёк путём устраивания локдаунов и пандемий. Она должна знать своё стойло в курятнике – таков посыл и рекомендация всем национальным псевдоэлитам. На периферии мира курятник задвинут так, что угрожает вырождением национальных государств в плане отрицательной селекции бюрократии и наследственного индустриального капитала по причине огромного разрыва между верхами и низами, что, в принципе, соответствует исторической логике градации политических единиц – социального времени – в пользу империи.

   Всё вернулось на круги своя. Аристократия Средневековья и эпохи Возрождения ненавидела зарождавшуюся из недр общества буржуазию. Настал черёд теперь и национальной буржаузии ненавидеть владельцев виртуальных активов – создателей соцсетей, мессенджеров, виртуальных супермаркетов доставок продуктов и товаров народного потребления, цифровых гигантов-корпораций, рыночная стоимость которых на фондовом рынке превышает ВВП отдельной взятой среднеевропейской страны, развившейся тысячелетиями. Цифровые активы или виртуальные ценности, созданные "вылупившимися" из ниоткуда, чужды сознанию инвесторов 20 века, привыкших воспринимать на ощупь наличие материальных богатств. Новое поколение владельцев цифровых, виртуальных активов, отчасти, заинтересованы стать частью мировой элиты и претворять субъективные интересы. Однажды став богатым, никто среди них не застрахован от риска стать социопатом!!!